Мы ВКонтакте

 

Комментарии

  • К.И. Кучинский... Вот еще одному не вернуться домой из полета…

  • Наше нищее детство

    • Ванек 15.06.2018 08:47
      Олег, толковый комментарий. Только про уничтожение СССР это вы хреновинку написали. Нафиг мы им ...

      Подробнее...

       
    • Олег. 14.06.2018 22:28
      Быт автором описан верно. Я бы хотел добавить, что из тогдашнего очень небогатого поколения детей ...

      Подробнее...

Имя нашего земляка ставят в один ряд с Курчатовым

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Необходимое предисловие

Производственное объединение «Маяк» — федеральное государственное унитарное предприятие по производству компонентов ядерного оружия, изотопов, хранению и регенерации отработавшего ядерного топлива. Расположено в городе Озёрске Челябинской области.  Предприятие  с 1948 года производит оружейный плутоний. Первый реактор был запущен 19 июня 1948 года.

 (По материалам Википедии).

На «Маяке» много лет трудился наш земляк Б.В. Брохович, уроженец, по одним данным, Невеля, по другим - д. Ловец. Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской  и Сталинской  премий. Борис Васильевич, можно сказать, стоял у  истоков. «Маяк» знают не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. Увы, не только достижениями известно это предприятие, но и серьезными авариями, унесшими жизни людей. С «мирным» атомом шутки плохи.

Предлагаем вниманию читателей публикацию о нашем земляке, подготовленную южноуральской литературной группой «Раритет». Печатается с сокращениями.

ТРУДНО БЫТЬ БРОХОМ

...В 2008 году в Озерске была переименована площадь в старом строительном поселке возле Дворца культуры «Маяк», универмага и Дома связи - в честь легендарного директора комбината Бориса Васильевича Броховича, который возглавлял «Маяк» почти двадцать лет: с доброго брежневского 1971 года до перестроечного 1989-го.

Имя Броховича до сих пор ставят в один ряд с Курчатовым. И  по праву - это была целая эпоха и настоящий «золотой век» Озерска…

Из биографических баек часто приводят историю о том, как молодой Брохович поступал в Ленинградский институт связи и на экзамене по русскому языку сделал пять ошибок в слове «Виссарионович» - и это в самый разгар сталинских репрессий! Просто написал имя по-белорусски.

Он родился в 1916 году на Витебщине, и белорусский говорок засел в нем прочно. Из всех предметов именно по русскому он получал одну двойку за другой.  После фиаско в Ленинграде настырный паренек уехал в Томск, в индустриальный институт – его и закончит перед самой войной.

Правда, в студенческой жизни, помимо занятий, будет бесконечный поиск заработка. Например, он пристроился к артели, которая занималась заготовкой рыбы и прочих таежных даров, и в полной мере вкусил холодные волны Оби; косил осоку коровам на корм, ловил кротов на шкурки, собирал ягоду и кедровый орех.

Его направили под Кыштым, в так называемое хозяйство Быстрова. Тридцатилетний инженер-электрик Брохович приедет на Базу-10 в 1946 году в числе первых специалистов и сразу возглавит отдел оборудования. И сразу же сойдется с И.В. Курчатовым, словно их судьба вела на встречу друг с другом.

Курчатов называл его «Брохом», тот в ответ – Игорем. По-другому трудно было вместе наматывать километры, выбирая место для строительства радиохимического завода, главным энергетиком которого Брохович будет назначен.

Кстати, однажды дружба чуть было не оборвалась. Напряженная работа на реакторе и химпроизводстве требовала разрядки, а потому, если позволяла обстановка, Курчатов на целый день отправлял всех на озеро. Он и сам был не против отдохнуть на озере и однажды за это чуть не поплатился. Б.В. Брохович вспоминал, как «Борода» предложил ему прокатиться на лодочке по Иртяшу. Тем более что на острове в укромном месте были приготовлены все необходимые припасы плюс немудреная закуска. К компании присоединился и Ефим Павлович Славский. Когда они были на полпути к острову, боец бдительной охраны открыл по «нарушителям» стрельбу из винтовки. Слава богу, он не был ворошиловским стрелком. К слову, Курчатов добился того, чтобы бойца не наказали.

В 1950 году Броховича переведут на новую должность - начальником смены на реактор АВ-1. С этого времени вся его дальнейшая судьба будет связана с реакторным производством. Здесь судьба его сведет с еще одним человеком – будущим академиком Анатолием Петровичем Александровым, который принимал у него экзамен по физике реактора. Настоящие испытания, правда, будут позднее, когда Броховичу придется лично расшивать, переоблучаясь, «козлы» в реакторе и выковыривать зависшие урановые блочки.

Специфика производства, сопряженная с постоянной опасностью, естественно, вырабатывала свой стиль руководства. В атомном проекте не было места ни самодурству, ни расхлябанности, ни чванству. Вообще, Борис Васильевич был скуп на реплики, терпеливо выслушивал оппонентов, иногда осаживал, если те «лезли на рожон». Вместе с тем, в «наказаниях за принципиальные ошибки» был непреклонен. Сам рассказывал, как однажды уволил четырех товарищей, которые сделали крупную аварию, и, несмотря на просьбы и ходатайства, никого не взял назад:

- На нашем производстве это нельзя прощать. Разве Чернобыль можно простить?

О причинах страшной аварии на АЭС он выскажется определенно: «Это можно объяснить лишь безответственностью и непониманием опасности всем персоналом, начиная от министра и до инженера управления». Еще резче об этом выскажется Е.П. Славский: «Дурьe на месте, дурьe в министерстве!»

Б.В. Брохович принял комбинат в примечательное время, когда происходила большая реконструкция и реорганизация всего радиохимического производства. Именно при нем на "Маяке" была разработана уникальная технология переработки ядерного топлива.

И все-таки главной страстью Бориса Васильевича оставалось реакторное производство. Нестандартные ситуации, которые вполне могли привести к еще одной трагедии, нуждались не просто в анализе. Требовался перелом в реакторных технологиях, новый принцип работы, который максимально бы исключал подобные риски и огрехи «человеческого фактора». Такими стали реакторы, функционирующие на обычной, правда, высокоочищенной воде.

Однажды, уже будучи на пенсии, Б.В. Брохович скажет, что ничего выдающегося он не совершил – просто работал; а вот люди, с которыми шел рядом – это и есть самое ценное.

При нем вырос новый молодой Озерск - высокий, с широкими улицами и проспектами, бегущими к набережным Иртяша и Большой Наноги. Б.В. Брохович был в курсе всех городских проблем – отчеты и сводки о них поступали директору наряду с производственными. «Он никогда не отделял город от комбината, - вспоминают горожане. - Снабжение, ремонт, подшефные совхозы,  соцкультбыт, строительство жилья - все это находилось под его личным контролем и включалось в титул по его четкому указанию. И отслеживалось - будь здоров! Только попробуй чего-нибудь не выполнить».

В «лихие 90-е» в своей небольшой скромной квартире бывший директор «Маяка» готовил книгу воспоминаний «О современниках», приводил в порядок бумаги. «Я всю жизнь вел записи. В свое время мать сожгла 40 моих записных книжек, боясь арестов и гонений. Осталось 20, да еще много других документов...  Больше всего ценю  прелесть другой жизни, общение. На работе я многие годы был начальником, а здесь - неуставные отношения: сегодня ты кашевар, завтра - костровой и т.д. Кстати, охота и рыбалка научили следовать правилу: больше, чем тебе надо, не лови, не хватай, не хапай. Этот принцип и в жизни один из главных...

В 2001 году видные горожане собрались на юбилее Броховича – легендарному директору исполнилось 85 лет. Когда он появился в дверях, зал встал, и аплодисменты не умолкали долго. Борис Васильевич немного постоял, обводя глазами присутствующих, прижал руку к сердцу, поклонился...

Потом, как водится, - поздравления от руководства области, Законодательного собрания, руководителей заводов, институтов, министерств. Благодарности, премии, почетные грамоты, подарки, сувениры, цветы, поздравительные адреса - их на столе у юбиляра скопилось немало.

Он встал и сказал в ответ «большим людям» без всякой дипломатии:

- Вы не меня поздравляйте, а пенсионерам помогите. Стыдно, когда они ругаются, и правильно ругаются. Помогите женщинам в городе с работой. Почему для них рабочих мест ни черта нет? Должны же вы что-то делать. Это же ваш престиж. Это все с неба не свалится. Все надо зарабатывать своим трудом. Я больше говорить не буду. Большое спасибо, что вы терпели меня…

 

Комментарии  

Дмитриев
0 # Дмитриев 11.02.2018 17:25
«Кыштымская авария» — первая в СССР радиационная чрезвычайная ситуация техногенного характера, возникшая 29 сентября 1957 года на химкомбинате «Маяк», расположенном в закрытом городе Челябинск-40 (ныне Озёрск). 29 сентября 1957 года в 16:22 из-за выхода из строя системы охлаждения произошёл взрыв ёмкости объёмом 300 кубических метров, где содержалось около 80 м³ высокорадиоактивных ядерных отходов.
Из "Википедии"
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий