Мы ВКонтакте

 

Комментарии

  • Война в Псковской области - Невельский район

    • Михаил 22.04.2017 18:57
      Татьяна, в понедельник постараюсь выяснить.сообщите электронный адрес.

      Подробнее...

       
    • Татьяна 21.04.2017 21:38
      Помогите, пожалуйста, найти место захоронения моего родственника: деда.Располагаю информацией: Щекин ...

      Подробнее...

  • Как мы жили (50-е – начало 60-х)

    • Александр Торговцев@ 19.04.2017 10:05
      Я тоже полагаю, что колонну танков вряд ли кто отважился сфотографировать - были бы неприятности... ...

      Подробнее...

Алексей Шураев: «Невель моего детства»

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Родился я в победном 45-м. Детство и юность прошли на улице Колхозной – это за стадионом, если кто не знает. Неподалеку стоял 2-этажный деревянный дом, где жили рабочие мебельной фабрики.

Мать работала бухгалтером на рынке. Отец, Семен Васильевич,  прошел славный боевой и трудовой путь. Он родился в 1886-м году (я у него был поздний ребенок). Работал на Путиловском заводе в Питере, помнил даже, как поп Гапон вел людей к царю в «кровавое воскресенье». И след от казацкой нагайки у него остался в память о том дне. В Невеле занимал различные руководящие должности.

Мальчишками играли чаще всего в войну, ведь детство у нас было послевоенное. Помню, в огороде у нас стоял немецкий танк, как-то я залез в него и не мог выбраться. В начале 50-х годов за стадионом, возле самотека, мы нашли мину. Швырнули ее в дерево. Раздался взрыв. Витьке Зайцеву чуть не оторвало ногу, доктор Скачевский пришивал. Тяжелое ранение получил Генка Данилов, и меня осколком ранило в ногу, до сих пор шрам есть. Да, много оружия оставалось в наших краях. И мальчишки, естественно, тянулись к нему. Главным специалистом считался Коля Дроздецкий, он мог разряжать снаряды. Многие работники «Металлиста», где он трудился токарем,  его помнят.

Детство было голодное. В продовольственном магазине по Ленина, напротив нынешней второй школы, стояли большие очереди за мукой. Мимо нас на кирпичный завод возили в будке на телеге хлеб, его продавали на развес. И мы по дороге домой обязательно съедали довесок.

Летом, как водится, гоняли мяч. Стадион в то время не имел покрытия, просто песчаное поле. Мячик вырезали из старой резиновой камеры. У меня до сих пор хранится  Диплом 3 степени, которым меня  как капитана команды улицы Колхозной, наградили за третье место Кубка города.

А зимой катались на «люльке», причем лыжи были почти прямые, с незагнутыми носами, из-за чего часто цеплялись за кочки, и ребята падали. В конце 50-х годов, когда делали колодец-самотек, была пробурена скважина длиной 75 метров. Напор был такой сильный, что заливало всё вокруг, чем мы воспользовались и сделали каток.

С детства меня тянуло к технике. Иногда из-за этого имел крупные неприятности. Например, как-то разобрал радио (тарелку), вынул проволоку и растянул ее по забору. А еще как-то добрался до велосипеда марки «Даймон», который дядя привез из Германии и который хранился на чердаке. Интересно мне было узнать устройство подшипника, я его и разобрал на шарики. Ох, и получил я тогда порку от отца.

Повзрослев, записался в Дом пионеров, он тогда располагался на территории первой школы. Фотокружок вел Фридрих Эдуардович Бржушкевич, радио – Валентин Иванович Бодендорф, авиакружок – Казимир Эдуардович Бржушкевич. Со своей авиамоделью ездил даже в Псков. Правда, не обошлось без травмы – винтом садануло по руке… Увлекался также астрономией. Помню, во второй школе был 70-кратный телескоп Максутова, и мы с интересом наблюдали за Луной.

Но особенно меня интересовало радио. Еще в раннем детстве мастерил детекторный приемник – на 3-литровую банку наматывал катушку из проволоки, мать привезла из Великих Лук диод… Сам делал конденсаторы из фольги. До сих пор у меня хранится книга «Юный радиолюбитель»… Позже с Валентином Ивановичем собирали сетевые радиоприемники. Я занял 1 место в районном слете юных техников. Это было в 1959 году. В.И. Бодендорф мне даже доверил вести в 10 классе радиокружок.

После школы я поступил в Ленинградское арктическое училище. Получил специальность радиотехника. А по окончании училища, хотя имел право выбора, выбрал самую дальнюю полярную станцию – на острове Четырехстолбовой в Восточно-Сибирском море. В качестве радиста обеспечивал навигацию воздушных и морских судов.

А. Шураев (справа) с Н. Харитоновым

Комментарии  

+5 # Гость 23.11.2016 12:42
Спасибо огромное Михаилу Могилевкину за идею, а авторам за интересные воспоминания.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить