Мы ВКонтакте

 

Комментарии

  • Весь пар – в гудок, а паровоз стоит на месте

    • Михаил 29.06.2017 15:17
      Мудрый совет. Я звонил - не получилось. Из 2,5 миллионов только 70 человек дозвонилось.Спасибо хоть одну ...

      Подробнее...

       
    • Дмитриев 29.06.2017 11:44
      Недавно была "горячая линия" линия с Президентом. Надо было звонить. Глядишь и Ващенкова с его ...

      Подробнее...

  • Встретились в Невеле два «кубинца»

    • Анатолий 19.06.2017 20:17
      Приятно хоть нас немногие вспоминают а то ведь до 93-года были сельхозработниками в ЛЕНВО как будто и ...

      Подробнее...

Николай Курганов: «Невель моего детства»

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Много времени прошло с тех пор, когда я окончательно покинул свою любимую улицу Садовую. Из бывших «садовчан» моей молодости осталось на улице двое мальчишек, мой младший брат и Сергей Жуков. А когда-то было пять десятков ребят.

На Садовой из-за громадной  лужи  в весенне-осеннюю распутицу трудно было пройти пешеходам. Одним боком она прилегала к огороду Анастасии Петровны Сяврис.  Фамилию тёти Насти по мужу, который погиб во время Великой Отечественной войны, мы не знали, а по разговорам наших родителей знали только её девичью фамилию - Непряхо, которую также изрядно коверкали, на Непряхину. Вдоль другой стороны лужи, почти впритык, пристроен был жиденький частокол.  Видимо, чтобы мы – большие и малые пешеходы -  не топтали  огород глухой Устиньи Толкачёвой. Люба Полегаева (Маркова) вспоминает, что тетя Устя гадала ей с девчонками на картах.  Моя сестра Вера также вспомнила, что тетя Устя  нагадала смерть моего отца через недельный срок. Потом так оно и вышло.

У тёти Усти был сын, Владимиром звали. После сноса ее избёнки под тер-риторию Cанэпидемстанции  Владимир жил на улице Проселкова. А Усти-нью  отправили в Дом престарелых.

Неподалеку  располагался  большой дом семьи Могучёвых.  Это, собственно, дядя Ваня, тётя Нина и их дети: Анатолий, Татьяна и Женя. Дядя Ваня работал кочегаром на паровозе. Как паровоз отапливался углём, так углём дядя Ваня отапливал домашнюю печь и бурак. Из-за этого и произошла в их доме непоправимая  беда: Толик смертельно угорел. Накануне вечером мы с ним  собирали автобус с мотором из моего конструктора (как сейчас помню его цену – 6 руб. 80 коп. Купил я его за украденные 10 кг пшеницы из 200-литровой бочки, которую отец привёз с целины. Кому продал, не помню, но сбылась моя мечта). Так вот, договорился я с Толиком, что собираем конструкторский движущийся автобус вместе, но батарейка для электромотора его. А утром Толика не стало…  Через  несколько лет  его младший брат Женя умер от лейкемии. Ныне здравствует только Татьяна. 

Все огороды четных домов, кроме огорода Белозёровых, а именно: Толкачёвой, Могучёвых, Кургановых, Васильевых, Журавских, Барановых, Дерибиных и Рагозиных  -  примыкали к огромной территории Невельской районной больницы. Вдоль торца нашего огорода, где сегодня на насыпном грунте находится больничная кухня, раньше располагался  дровяной склад. Через незначительный проход между роддомом и дровяным складом мы ходили в школу или двигались к автобусной остановке.

 Раз в неделю мимо лужи мы ходили с 20-литровой канистрой в «керосинку» на площадь Социализма. И часто в МТС-овский магазин. Сегодня эту территорию именуют «Сельхозтехникой». А вечерами ещё и в кино туда ходили. Если, конечно, мама выделяла нам с Володей по 20 копеек, но такое мероприятие не часто случалось. Однако мы нашли другой выход, ходили в кино в Ленкоммуновский парк и смотрели фильмы с близ расположенных деревьев или в заборные щели. А повзрослев, ещё ходили в выходные дни и на танцплощадку. 

МТС-овский деревянный магазин находился рядом с рабочим клубом – там  в вечернее время показывали фильмы, а также  фруктовым садом. Однажды мы с братом поднялись на  высокое крыльцо магазина, и у кого-то из нас выпало несколько монет и скрылось под крыльцом. Мы чуть не плакали от случившегося несчастья, но через некоторое время догадались отодвинуть общими усилиями тяжёлое крыльцо  и достать закатившиеся под крыльцо наши злосчастные монеты. А ещё удалось поживиться и дополнительным денежным «кладом» на сумму около 70 рублей. Деньги по тем временам немалые. Взрослые тогда зарабатывали около 100. А мой первый взрослый месячный заработок зольщиком на Энергопоезде составил только 57 рублей. Деньги мы тогда поделили по-братски. Повзрослев, когда денег, случалось,  не хватало на выпивку, я нередко использовал такой способ добычи денег.

В угловом доме жили  Белозеровы дядя Ваня, тетя Вера и их дети: Надежда, Геннадий и Валентин. Сегодня на этом месте построена церковь святого Пантелеймона. Из семьи Белозёровых живым остался только средний ребёнок, Геннадий. 

Напротив Белозёровых – с восточной стороны -  жила семья Буйновых – дядя Яша и тётя Лена с двумя дочерьми. Дядя Яша ежедневно носил воду для огорода, из-за чего ещё засветло вода в колодце Дерибиных иссякала. Да и на меня эта доля ответственности ложилась – приходилось  наполнять ежедневно водой 200-литровую бочку.  Была ещё копанка, обнесённая деревянным срубом, но водою той уличком  Дерибин запрещал пользоваться, она считалась противопожарным  уличным водоёмом, а также служила и для полива  огорода уличкома.. На мне также висела и прополка грядок. Однажды я  вычитал, что если морковку полить керосином, то сорняков не будет. Провел опыт, сорняки погибли, осенью морковки было много, и коренастая она была. Но за опыт свой папаня попотчевал меня хорошо верёвкой. К случаю заметить, частенько верёвочка по мне ходила по поводу и без повода. Под его руку  я постоянно попадал. Мечтал с детства, вот выросту большим, обязательно отомщу. 

Забегу вперед. Заматерел я, когда вернулся из Находки. Пили мы спирт, который я привёз из дальневосточного города. Что папаню угораздило, он решил со мною силой помериться – побороться. Вышли во двор и я его запросто завалил наземь. Свидетелями были братья Белозёровы. Как же без них… Отец тогда не поверил, предложил второй раз бороться, и второй раз моментально очутился на земле...

С Геннадием Белозёровым постоянно были  неразлучны.  Вместе играли, дрались между собой (мой горбатый нос – его отметка осколком красного кирпича), в школу в один класс ходили. Два раза оставались на второй год. Вместе, после седьмого класса, пошли устраиваться в строительное управление. Потом уже наши пути разбежались в разные стороны.

В детстве  всего переливало через край, слёз и радостей. Потому-то часто и подолгу я старался покидать привычные стены родительского дома и окунался в просторы милой улицы.  Кто из моего поколения не играл в прятки?  Играли мы как-то возле нашего дома.  Спрятался я так хорошо, что водила меня не нашёл. Потом меня уже все начали искать, кричать, но было бесполезно, я для детворы пропал. И меня постепенно забыли, занялись другими играми. Вспомнили только под вечер, когда всем надо было расходиться по домам. Пришли ребята к моей матери  и сказали: «Тетя Люся, ваш Колька пропал…».  Обеспокоенная мама вышла на крыльцо и своим зычным голосом позвала меня домой, и только тогда я отозвался.  А спрятавшись я был в пустой  200-литровой бочке.  Сел на самое дно и постепенно, пригреваемый солнцем, заснул...

Кроме «пряток» мы играли в «пятнашки», в «штандар», в городки… 

Как-то играли мы  у стены сарая Лазуко. Мимо проходит девочка Таня Маркова, держит в руках несколько пряников и кулёк, и говорит играющим, что сосед мой – Юрка Лазуко - открыл магазин и продаёт пряники, печенье и конфеты.  Интересно! А, что, пойдём, глянем, посмотрим на новый фокус. И пошли, а там очередь из малышни. Юрка – за продавца, на безмене вешает отпускаемый товар. Игорь, его младший брат, отрывает листики от сирени - импровизированные «деньги», и передаёт нуждающимся в очереди. Кому по два, по три листика. Короче, наносит значимый ущерб семейному бюджету. Мы также пристроились в очередь. Мимо по улице проходила взрослая  девушка – Татьяна Лысова. Соответственно, увидала нашу гурьбу, подошла к забору палисадника, посмотрела некоторое время и тут же решила полностью обанкротить новый магазин.  На нашу сирень не позарилась, пошла, собрала в подол  листья сирени Марковых. Потом пристроилась к очереди.  Но очередь на мне и закончилась. Успел я три леденца из круглой жестяной коробки получить, как пришла на обед тетя Тася – мать Юрия Лазуко, и магазин закрыла.

На снимках:

  Одноклассники;

  Возле пятой школы;

 Учительница Галина Акимовна Селитринникова.

Материал подготовлен редакцией  nevel.ru

Окончание следует.

Добавить комментарий