Мы ВКонтакте

 

Комментарии

  • Григорий Антонов: «Невель моего детства»

    • Марина Мартынова, Пе 15.01.2018 20:54
      Спасибо, Михаил! Эту информацию о Шутове мы знаем из ОБД "Мемориал".Хотели узнать подробнее о его ...

      Подробнее...

  • Страницы истории. Отчет по Невелю Витебской губернии

    • Дмитриев 18.01.2018 19:07
      Да не надо отвечать. Давно всё понятно. Все евреи умные, а русские дураки. Настоящая фамилия отца ...

      Подробнее...

Следы войны

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Мне казалось, что в войну наша улица Горького пострадала больше всех . В январе 1942 года наши дважды бомбили ночью  Невель. Немцы на время бомбежки выезжали за город, а мы залезали в погреб и молились Богу. Дед говорил,  что в погребе находиться опасно, лучше лежать на полу, укрыв голову подушкой.

Весной 1942 г. приехали немцы на машине во главе с фельдфебелем и стали разбирать  дом. Зацепили тросом, и дедова хата развалилась. Дед кидался, материл немцев, но они грузили бревна в машину. Деду разбили лицо, руки были в крови.  Он среди мусора что-то искал. Фельдфебель заметил, как дед  стал запихивать за пазуху какой-то  сверток.  Немец вцепился в деда, сверток разорвался, и  на снег упал Георгиевский  крест. Фельдфебель поднял крест, положил в левую руку, правой отдал воинскую честь и отдал награду деду.

  6 октября 1943 г. наши войска освободили город. Для нас это было неожиданной радостью, хотя, мы знали, что идут бои в районе  Великих Лук. 7 октября 1943 г. над городом  появился немецкий разведчик « Рама».  По самолету стреляли со всех видов оружия, с небольшим шлейфом дыма самолет улетел. О нем я вспомню позже. 8 октября 1943 г. примерно с обеда немцы начали бомбить город. К вечеру они пытались захватить город, даже появились на станции Невель 1, но наши их выбили и оборону держали в районе кладбища.

         Между  улицами Ленкоммуны  и  Горького немцами было построено добротное бомбоубежище, его разместили  в воронке от фугасной советской бомбы.  Существовало поверье, что в воронку дважды снаряд не попадает. 8 октября мы находились в этом убежище. Бомба все-таки попала, она слегка скользнула, и взрывом снесло несколько бревенчатых накатов. Несколько минут стояла удушливая тишина. Чей-то истерический голос призвал бежать. Через запасной выход люди, не понимая, что происходит, выползали и уходили прочь от бомбоубежища. Самолеты пикировали и продолжали  нас бомбить, На соседнем огороде несколько оседланных, раненых лошадей жалобным ржанием звали на помощь людей. А обезумевшие люди бежали, пока река Еменка оказалась на их пути. Здесь на пригорке нашли старую заброшенную земляку и стали туда вползать.

 С наступлением темноты бомбежка прекратилась, но стрельба продолжалась. В районе базара горели дома. Я, мой брат Костя и Женя  Кривоносов пошли разведать обстановку. Вышли на улицу Урицкого, все разрушено, столбы с проводами валяются. Свернули на улицу Декабристов. Прямо по шоссе идти боялись, ночью стреляют без предупреждений. Мы еще не знали -  наши в городе или опять немцы. Возле ворот одного  возчика услышали  стон. Возчик лежал, прижатый к земле воротами и разбитой телегой. « Там в подвале засыпаны люди, а я еще потерплю», - сказал он.  На наш стук ответили. «Значит, откопаем», - весело сказал Костя. Он стал освобождать возчика, а мы полезли в разбитый дом  разбирать завал.

          Возчик дал нам две буханки хлеба и советовал идти к реке. Неизвестно кто в городе, застрелить могут любые. Стало холодно, нас сопровождал незнакомый пес, почуявший хлебный запах. Мать сидела возле землянки, ожидая нашего прихода. 

          Фронт под Невелем в  трех-четырех  км. стоял до апреля 1944 г. Минометным обстрелам город подвергался каждый день. Население принудительно эвакуировали, особенно детей. В мае 1944 г. за  станции Невель-2 в частных домах открыли классы начального обучения. Война ушла на Запад и мы стали привыкать к мирной жизни.

… В 1950 году весной наш классный руководитель Валентина Фоминична Максимовская  попросила меня сводить на лед Невельского озеро на рыбалку. С нами пошла Дина Захаренкова, ученица нашего класса. На лед мы вышли в районе  «Садка» - плодовоягодного  завода.  Береговая часть уже оттаяла, и на лед выйти было сложно. Песчаная коса  вывела нас на лед, через тростниковые заросли. Вдалеке виднелись дубняки, сохранились вехи дороги через озеро. Ноздрястый лед хрустел под ногами, и мы двигались в сторону виднеющихся  вдалеке рыбаков. Валентина Фоминична и Дина были в восторге от ледяной прогулки. Лед теперь казался не опасным, и нас переполняло чувство  первооткрывателей ледяного поля озера. Рыбаки оказались не разговорчивыми  по причине слабого клева. Подошли к знакомому рыбаку, он посоветовал идти к Плисскому озеру, на глубинку. На глубинке  начали рубить  лунку.  Лед рубили по очереди, а когда появилась вода, Дина ударила и пешня свободно пошла вниз. На конце ручки есть специальная веревочная петля, которая надевается на ладонь. Дина вскрикнула, но пешню удержала. Примерно за час поймали два небольших окунька. Окуньков отпустили в лунку , сами пошли искать упавший  в 1943 году немецкий самолет.  Пробирались  через тростник, ориентиром  служил купол Плисской церкви.

Мои спутницы немного устали и готовы были вернуться на глубинку, откуда была видна труба консервного завода. На самолет мы вышли как бы случайно. Правая плоскость, хвост и часть кабины  находились на льду. Дина закрыла лицо руками и сквозь слезы сказала: « Я боюсь этого фашиста, идемте отсюда!»  Успокоилась лишь тогда, когда вышли на чистый лед озера.

Спустя годы, в 1960 –м ,  на парткомиссии меня принимали кандидатом в КПСС. На вопрос, на каком воевал фронте, я ответил, что  мне было 12 лет, мы жили на оккупированной немцами территории.  Председатель комиссии  полковник Винокуров вспомнил, как он бомбил в январе 1942 г. Невель и железнодорожную станцию Езерище. Ни одна бомба не упала на немецкие склады с горючим, зато ни одного целого домика в нашей округе не осталось – так ответил  я, полковнику. Не сказал,  что у меня убило брата 1926 г. рождения, а другого ранило.

Георгий Мерекин,

майор в отставке.

На снимке: встреча друзей. Г. Мерекин (справа) и Н. Дерябичев на Полоцком мосту.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить