Мы ВКонтакте

 

Комментарии

  • Александр Сюзяев: «Невель моего детства»

    • Михаил 15.07.2018 12:29
      На Пушкина жил Додик и Фаина Косиновы.

      Подробнее...

       
    • Майя 10.07.2018 22:33
      Скажите, а кто из семьи Косиновых жил рядом с вами?

      Подробнее...

  • К 110-летию невельской средней школы №1

    • Георгий 06.07.2018 09:53
      На фото в 1958 г.Борис Туманскин - это наш школьный товарищ или однофамилец? Боря,хорошо и шустро ...

      Подробнее...

Мой самый первый марш

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Как-то на Троицу я приехал в родной Невель. В те дни по улице Урицкого произошло убийство молодой девушки. Молва об этой трагедии разнеслась по всему городу. Во время похорон длинная процессия медленно двигалась в сторону Ленинградского моста. Это навеяло на меня воспоминания.

В декабре 1948 года директор нашей первой школы Хаскель Маркович Заен как-то вечером зашел в спортзал, где мы занимались на брусьях, шведской стенке. Физрук Николай Иванович Лакис нам  доверял, и ключ от зала был у меня,

- Ребята, со мной пришел преподаватель музыки, - сказал Хаскель Маркович.

Рядом с ним стоял мужчина в старой солдатской шинели, в сапогах, в поношенной шапке-ушанке. Это был Иван Елисеевич Климов. В руке он держал какой-то предмет, завернутый в байковую зимнюю портянку.

- Ребята, мы создадим духовой оркестр, и демонстрация 1 мая 1949 года у нас будет с музыкой, - сказал он и достал из свертка сверкающую никелем трубу. Не спеша сыграл гамму.

Мы были в восторге, собрание продолжалось допоздна, пока несколько раз не мигнул свет: значит, через полчаса будет отключено электричество. Меня избрали старостой оркестра, По домам шли в кромешной тьме. А Ивану Елисеевичу нужно было добираться до Кухарева.

Нотную бумагу расчерчивали сами. На доске Иван Елисеевич рисовал нотные знаки и объяснял их значение. К нам иногда заходили фронтовики и рассказывали истории из жизни «лабухов» — военных музыкантов. Слуха у меня не было, и учеба продвигалась туго. Дуешь весь вечер одну ноту, а в сочетании с другой не получается.

- Больше целуйтесь, - советовал Иван Елисеевич.- Губы станут послушнее.

- Не с кем целоваться, Иван Елисеевич!

- С мундштуком, ребятки! Потом невесты будут в восторге от поцелуев музыканта.

Коля Дерябичев первым на альтушке сдал зачет. На басе играл ученик вечерней школы, на большом барабане — Володя Боровиков. Два месяца изучали теорию, дудели гаммы. До 1 мая оставался месяц. Марш «Прощание славянки» мы уже играли на память, пробовали играть в движении. Старались не иметь двоек, и Хаскель Маркович был доволен.

И вот наступил этот день. Командовал демонстрацией Н.И.Лакис. Он строил колонны, распределял флаги, транспаранты. На площадь наша школа пришла первой. Через 10 минут под звуки оркестра мы привели на площадь колонну мебельной фабрики. Потом Хаскель Маркович попросил нас привести колонну демонстрантов консервзавода:

«Вы уж постарайтесь, ребята, уважьте рабочий класс». Мы были горды…

.. Демобилизовался мой брат фронтовик, он играл на баритоне. Наш репертуар пополнялся, появилась настоящая нотная бумага. Разучили даже похоронный марш, и первым жмуриком (покойником) был железнодорожник со второго Невеля. Я дудел, а из глаз текли слезы.

- Не расстраивайтесь, ребята, -сказал Иван Елисеевич- Жизнь продолжается. А то, что переживаете, это хорошо. Война прошла через вас. Завтра занимаетесь без меня...

Позже мы узнали, что покойник был братом Ивана Елисеевича. В тот вечер мы с ребятами купили бутылку водки и выпили ее возле братского кладбища у рынка. Долго болела голова.

Несколько вечеров мы играли танцы в железнодорожном клубе на станции Невель 1. В сумрачном зале горели четыре фонаря «летучая мышь». Народу собиралось много. Мужчины курили махорку. Неожиданно возникла драка. Разбили фонари. Железнодорожный милиционер кричал: «Прекратите, буду стрелять!». Вдруг в зале начался пожар, и все, забыв про ссору, дружно начали гасить огонь.

После этого случая директор забрал наш инструмент, а Ивана Елисеевича роно решило уволить. Моя тетя Анна Алексеевна Горбачевская работала старшим инспектором ро-

но, и я ей рассказал о нашем кружке, о замечательном музыканте. Ивана Елисеевича оставили в кружке. И нас еще не раз приглашали на выпускные вечера в медицинское и педагогическое училища.

Г. МЕРЕКИН.

Одесса — Невель.

Добавить комментарий