Мы ВКонтакте

 

Комментарии

  • Весь пар – в гудок, а паровоз стоит на месте

    • Михаил 29.06.2017 15:17
      Мудрый совет. Я звонил - не получилось. Из 2,5 миллионов только 70 человек дозвонилось.Спасибо хоть одну ...

      Подробнее...

       
    • Дмитриев 29.06.2017 11:44
      Недавно была "горячая линия" линия с Президентом. Надо было звонить. Глядишь и Ващенкова с его ...

      Подробнее...

  • Встретились в Невеле два «кубинца»

    • Анатолий 19.06.2017 20:17
      Приятно хоть нас немногие вспоминают а то ведь до 93-года были сельхозработниками в ЛЕНВО как будто и ...

      Подробнее...

Невельские очерки

НЕПРОСТАЯ, НО СЧАСТЛИВАЯ СУДЬБА М.А. ГЕНДЕЛЕВОЙ

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Пути господни неисповедимы. Думал ли житель польского города Пинск Абрам Сукеник, что он будет служить в военном оркестре? Что судьба занесет его вместе с военными музыкантами в Невель? Что здесь он встретит свою любовь? А дело было так. Как –то шел он по улице и увидел на стенде возле фотографии снимок чернобровой красавицы. Запал ему в душу ее облик, ночами не мог заснуть в душной солдатской казарме.

Хоть Невель и маленький городок, но не сразу Сукенику удалось разыскать таинственную незнакомку. Однако разыскал. Ею оказалась Бася Левтова (кстати, известная актриса Марина Левтова, погибшая несколько лет тому назад, –из этой династии…). Долго ли, коротко, сыграли молодые свадьбу. Шел 1917 год. А через год, в 1918-м, у них родилась дочка, назвали ее Машей. Потом –еще две девочки: Аня и Даша. Всем им суждено было стать медиками. Аня работала медсестрой за пределами Невеля, Даша (в замужестве Минц), окончив Невельское медучилище, долгое время трудилась фельдшером на «скорой помощи». Ну, а Маша стала доктором. Вряд ли кому из невельчан, особенно людей старшего поколения, не знакомо ее имя. Марию Абрамовну Генделеву, опытнейшего терапевта, поставившего на ноги сотни людей, знают многие. Но далеко не все знают, что, прежде чем достичь чего-то в жизни, ей пришлось преодолеть немало трудностей. 1925 год. Мария впервые переступила порог школы №1. В первой ступени (так тогда назывались начальные классы) ее учительницей была Нина Сидоровна Пашкевич. Но когда настал черед идти в пятый класс, Маше сказали, что ее не возьмут, потому что у нее отец – лишенец. Сие звание ее папе присвоили за то, что он был кустарем –одиночкой, чесал шерсть. Советская власть к таким людям относилась с подозрением и ограничивала их в правах. Девочка вынуждена была пойти в еврейскую школу –она находилась на углу Герцена и Комсомольской, где сейчас двухэтажный дом. Маша не только не знала еврейского языка, но и букв не различала, поэтому ей пришлось идти не в пятый, а в четвертый класс. Через год вышли новые законы, и Маша смогла вернуться в первую школу, только вновь в пятый класс. Таким образом, она потеряла год. Директором школы в ту пору работал Петр Сятковский, потом его сменил Василий Павлович Шапкин. Географию вел Василий Степанович Романовский, биологию – Ольга Яковлевна Гордова, математику и физику –Григорий Иванович Жданко, литературу –Любовь Яковлевна Аверкович и Ефросинья Петровна Макаренко, историю – Соломон Евсеевич Кубланов. В одном классе с Марией учились Стася Гиневец (впоследствии - заслуженная учительница Станислава Викентьевна Марченко), Ганя Медведева, Валя Новикова, Михаил Максимовский, Рафик Щедринский, Фрида Шафранова, Ида Трескунова, Миша Левтов, Абрам Моносов, который погиб в Германии 10 мая 1945 года… Когда Мария училась в девятом классе, семью постигло несчастье: арестовали отца. Он давно бросил кустарничать, служил на железной дороге. Но опять не повезло. Обвинили в каких-то финансовых нарушениях. Правда, через полгода отца оправдали, но этот эпизод повлиял на судьбу девочки: она оставила школу и пошла работать, так как семья лишилась кормильца. Был упущен еще один год. За это время многие одноклассники Марии поступили в институты –в то время можно было идти в вуз после девяти классов. А Маша пошла в родную первую школу, в десятый класс. Девушка решила во что бы то ни стало стать врачом. Закончила школу с отличием и поступила в Ленинградский медицинский институт. Шел 1937 год. На третьем курсе девушка вышла замуж. В 41-м родилась дочка Лиля. В том же году студентку –четверокурсницу направили на практику. В Невель приехала с крохотной дочкой. Кроме Марии, на практику в больницу прибыли ее землячки –сокурсницы Даша Бархатова и Вера Голубева. Будущих врачей встретили радушно, закрепили за опытными специалистами. Главврачом в ту пору работал Валентин Павлович Скачевский, рентгенологом –Матющенко (не все имена сохранились в памяти М.А. Генделевой), терапевтами –В. Юдин, Арзамасцев, лор –врачом –Зубовский. Им помогали медсестры Раиса Пиратинская, Ольга Арзамасцева и другие. Совсем недолго пришлось постигать практические навыки молодым медикам. Через неделю началась война. Уже 22 июня немецкие самолеты кружили над городом, сбрасывали на парашютах диверсантов. Больничные работники вывешивали полотнища с изображением красного креста, чтобы не бомбили. Очень скоро в Невеле появились толпы беженцев. Они шли со стороны Витебска и Полоцка. Люди рассказывали об ужасах, которые им пришлось испытать, советовали покинуть город как можно быстрее. А буквально через неделю, в конце 20-х чисел июня, начались бомбежки. От авианалетов убегали почему-то к озеру. Эвакуация была организована плохо, машин почти не имелось. Люди покидали город на подводах, многие –пешком. Родители Марии не хотели уезжать из Невеля. Ее знакомая, зубной врач Маша Лурье, у которой муж работал главным инженером на щетинной фабрике, сказала: «Манечка, бегите! Уговори родителей и бегите!». И они почти налегке двинулись пешком в сторону Великих Лук. За 18 суток дошли до Вышнего Волочка, где жила одна из Машиных сестер, Аня. А Мария решила возвращаться в Ленинград, хотя это было очень рискованно. С маленькой Лилей ей удалось добраться до города на Неве. А вскоре началась его блокада. Все эти страшные дни Мария работала в госпитале. То, что ей довелось испытать, Мария Абрамовна много лет спустя опишет в дневнике. Когда их эвакуировали на Урал, у молодого медика была тяжелая степень дистрофии. Некоторое время она работала главврачом небольшой участковой больницы. Завершила учебу в институте только в 46-м. В том же году вернулась в Невель. Больницу тогда возглавляла Мария Михайловна Поплавская, а В.П. Скачевский был начальником эвакогоспиталя. Вскоре он приехал в Невель. Родительский дом, как и многие городские здания, был разбомблен, и Валентин Павлович предоставил под жилье Марии и ее близким рабочий кабинет в своем доме по Ломоносова. Целый год прожили там, пока не построили собственный дом на Комсомольской. Невель отстраивался, возрождался из руин. У людей было забот хоть отбавляй. И медикам работы хватало. Мария Абрамовна с теплотой вспоминает коллег, которые трудились бок о бок с ней в то послевоенное время, а также в пятидесятые годы. Хирургом, а затем заведующим поликлиникой трудился ее муж Михаил Иосифович Генделев, хирургами –Тамара Владимировна Донская, доктор Подрез, Станислав Андреевич Кулаков, Василий Матвеевич Матвеев, терапевтами – А.Пароменков, Р.Л. Пригожина. Педиатрами в те годы работали Инна Константиновна Дебольская, Ефим Львович Шриро, кожно-венерологом –Семен Езикович Гинзбург, инфекционистом – Анна Лазаревна Матвеева. Давняя подруга Марии Абрамовны, Дарья Бархатова, была главным врачом санэпидстанции. После нее это учреждение возглавила жена В.П. Скачевского - Елизавета Константиновна Суратова. Немногим позже в Невельскую ЦРБ прибыли молодые врачи, ставшие впоследствии классными специалистами, Н.В. Голубева, супруги Л.П. и Г. П. Макаренковы, И.И. и Л.П. Пупейко, В.А. и З.В. Демиденко, З.И. Долгова, А.А. Гаврилова, А.С. Мокроусова, Б.Б. Биричевский. Многим невельчанам они вернули здоровье. Кстати, под опекой М.А. Генделевой начинал свою трудовую деятельность и нынешний главврач П.И. Рачин. Мария Абрамовна была терапевтом, причем первоклассным терапевтом. Но она не была «узким» специалистом. Работала эндокринологом, по молодости –гинекологом и даже немного –судмедэкспертом. Сама делала пункции брюшной, плевральной, паранефральной (околопочечной) полостей, спинномозговую пункцию. Эти манипуляции, как правило, выполняют хирурги. М.А. Генделева практически всю жизнь работала в стационаре и до сих пор убеждена, что без больничной практики хорошего врача не получится. Удивительно, но, хотя в памяти Марии Абрамовны сохранились не все имена, она прекрасно помнит всех своих пациентов. Помнит, какой у кого был диагноз, помнит даже, кто в какой палате лежал…А их, этих пациентов, за сорок лет работы у нее было множество. Уже свыше двадцати лет М.А. Генделева на заслуженном отдыхе. Но дело ее продолжается. Педиатром стала дочь Лиля, эпидемиологом – внучка Лена.

М.Могилевкин.

Добавить комментарий