Мы ВКонтакте

 

Комментарии

  • Валентина Глушинская (Долгова): «Невель моего детства»

    • Вероника 09.05.2019 18:36
      Здравствуйте, уважаемая Валентина (простите, не знаю Вашего отчества). Мы с папой ищем следы родственников ...

      Подробнее...

  • Война в Псковской области - Невельский район

    • Юрий 11.05.2019 19:44
      Здравствуйте! Брат моего дедушки погиб 21.12.1943 близ села Ловец. На сайте память народа информация ...

      Подробнее...

       
    • светлана 10.05.2019 04:34
      Наш дедушка Самойлов Алексей Фёдорович тоже из Иваново, и пропал без вести там же в феврале 1944 года.

      Подробнее...

«Невель» бороздил океанские просторы

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Недавно мы опубликовали рассказ о бывшей сотруднице невельской районной газеты Е. Павленковой https://www.nevel.ru:443/iz-bloknota-reportera/3629-женя-павленкова-–-капитанская-дочка А сейчас предлагаем интервью с вице-президентом общественной организации «Содружество Морского и Космического флотов» В.Н. Ключниковым, подготовленное Евгенией несколько лет назад. Печатается с сокращениями.

 - Владимир Николаевич, расскажите, пожалуйста, что же собой пред-

ставлял Морской космический флот и для чего был нужен?

- Первые космические аппараты нуждались в непрерывной связи с наземными

службами. Хорошо, когда корабль пролетал над территорией Союза — там его под-

держивали наземные контрольно-измерительные комплексы. А что делать, когда

полет проходил над чужими странами или океанами? Как получать информацию

о прохождении полета, как поддерживать голосовую связь с космонавтами? Как

обеспечить сложнейший и опаснейший этап полета: посадку? Для решения этих и

других технических задач и был создан Морской космический комплекс связи.

Космические программы СССР и США, соперников на земле и в космосе, были

засекреченными: кроме мирных целей, имелись еще и военные. Поэтому в обеих

странах министерства обороны принимали в освоении космоса непосредственное

участие. На каждом судне было фактически две команды: капитан и его

экипаж, состоящий из опытных моряков, а под руководством начальника экспеди-

ций служили военные инженеры космических войск.

- Как начиналась история флота?

- Для первых морских экспедиций обычную наземную аппаратуру установили

в трюмы больших кораблей. Это были сухогрузы «Краснодар», «Ворошилов», «До-

линск», танкер «Аксай». Именно им выпала честь обеспечивать связь с космонав-

том №1 Юрием Алексеевичем Гагариным. Нелегким это было делом: мешала силь-

ная качка, корабли не имели кондиционеров, в жару раскалялись, трудно было и

приборам, и людям. И все же члены экспедиции с честью справились с заданием и

обеспечили благополучное завершение первого в мире полета человека в космос.

Второй этап создания Морского космического флота был связан с лунной про-

граммой СССР. (Пусть не мы первыми высадили человека на Луну, но именно на-

ша страна в 1959 году первой сделала ей подарок: вымпел с надписью «СССР», при-

лунившийся на ее поверхности, и в том же году мы впервые сфотографировали и

показали землянам ее обратную сторону ). Было решено полностью переоборудо-

вать океанские корабли и установить на них специальную, приспособленную к мор-

ским условиям аппаратуру. Выбор пал на семью лесовозов со скромными русскими

именами: «Боровичи», «Невель», «Моржовец», «Кегостров». Героев собирала в кос-

мическое будущее, можно сказать, вся страна. В Москве и Тбилиси делали различ-

ную электронику, в Подольске — антенные системы, в Ижевске — телеметриче-

ское оборудование. Впоследствии для космического флота были спроектированы

и созданы специальные корабли разных типов и классов.

Пройдено было немало. Больше 800 тысяч миль! Дальность непрерывного плавания составляла аж 16 000 миль. Регионы плавания — это многочисленные моря, включая Красное и Карибское, проливы Дрейка, Датские, Гибралтар, Ла-Манш и другие. Проходило судно Кильским и Суэцким каналами. «Невель» «швартовался» к островам Святой Елены, Маврикий, Кюросао, Кергелен, Куба. Его вымпел развивался на рейде многих портов мира: Копенгаген, Гамбург, Роттердам, Амстердам, Антверпен, Лас-Пальмас… Знаете, нам все время хотелось узнать, что же это за Невель такой, чье имя носил наш корабль.

- Расскажите о судне подробней?

- Нагляднее всех это сделал Виктор Конецкий, опытный штурман и замечатель-

ный писатель-маринист. Однажды он ходил на «Невеле» вторым помощником

капитана. Вот как увидел он место своей новой службы: «…Я попадал в эпицентр

мировой научно-технической революции. За Кривой дамбой медленно двигалось

странное сооружение — океанский теплоход «Невель». Сооружение было утыкано

непонятными антеннами. Они штопорами вкручивались в небо, крестили вокруг

крестами, с топа мачты торчали огромные раструбы, десятки штырей покачивались

над надстройками, как бамбук. Так выглядела моя очередная судьба на ближайшие

девять месяцев. Долго мучился я тем, где и когда видел нечто похожее на «Невель».

Оказалось, он напоминает мне сумасшедшие рисунки раннего Сальвадора Дали.

Только его гениальный и воспаленный глаз мог еще до начала космической эры

увидеть немыслимые конструкции современных антенн».

- Для чего нужно было такое количество антенн?

- А вы только представьте: один крошечный объект в безбрежном океане ищет

в еще более безбрежном космосе совсем уже крохотную точку космического кора-

бля! Непростая задача... Для связи с космосом на борту «Невеля» располагались 12

лабораторий, 3 радиотелеметрические станции, станция космической связи, ап-

паратура единого времени, приемно-передающий радиоцентр, аппаратура косми-

ческой навигации «Шлюз», позволяющая с большой точностью определить место

нахождения корабля в океане. С помощью 40 антенн всех назначений и типов мы

получали из космоса телеметрические данные, то есть информацию о работе и со-

стоянии корабля и космонавтов, быстро и качественно расшифровывали ее и пе-

редавали в Москву, в Центр управления полетами, обеспечивали обратную связь.

Антенны, аппаратура, все было новое, мало испытанное на практике. Осваивали ее

в пути к рабочей зоне, точке дежурства, в перерывах между сеансами связи. Когда в

порт заходили, тоже проблем хватало. Вот, например, антенны. Они ведь постоян-

но подвергались атакам морского воздуха: соль, влага заставляли быстро ржаветь

эти уникальные многотонные конструкции. Нужно было их чистить, красить, что,

учитывая их высоту и причудливые конфигурации, было совсем непросто.

- А вы знаете, Владимир Николаевич, возможно, невельчане принимали скромное участие в оборудовании своего тезки. Ведь у вас были станции внутренней корабельной связи? Были. Так вот их делали в Невеле

на заводе «Металлист», самом крупном предприятии города. Станция-

ми этими оснащались практически все корабли Балтийского пароход-

ства, а значит, и «Невель». Мой муж, морской офицер , работал военпредом на этом заводе, после того как его списали по состоянию здоровья

с корабля на берег.

- Как долго «Невель» служил в составе МКФ?

- «Невель» совершил 23 экспедиции. Среди космических аппаратов, чей полет в

своей зоне контролировало научно-исследовательское судно, были орбитальные

и межпланетные станции «Салют» и «Мир», пилотируемые и грузовые транспорт-

ные корабли «Восходы» и «Союзы, космические аппараты «Луна», «Марс», «Венера»,

стационарные и другие спутники…  «Невельчане» выходили на связь с более чем с 40 космонавтами. Среди них дважды Герои Советского Союза Георгий Береговой и Григорий Гречко, женщина-космонавт Светлана Савицкая, ученый и конструктор Валентин Лебедев, рекордсмен мира по пребыванию в космосе Сергей Крикалев и многие, многие другие, кому «Невель» помогал осуществлять полет в космосе и мягкую посадку на Земле.

- Скажите, а какие качества, какие черты характера были нужны для выполнения таких серьезных задач?

- В космический флот выбирали тех, кто умеет одинаково хорошо работать и головой, и руками: грамотно эксплуатировать технику, уметь, в случае необходимости,

починить ее, ведь в океан не вызовешь для ремонта аппаратуры разработчиков из

НИИ. Начальники экспедиций отвечали не только за технику, но и за людей, кото-

рые с ней работали, от них требовалось умение точно выполнять приказ и способ-

ность быстро находить и принимать самостоятельные решения.

 Из-за повышенной секретности доступ экипажу на нашу часть судна был запрещен. Чем конкретно была занята экспедиция, морякам тоже не сообщалось. Вроде «ваше дело маленькое: доставить корабль в нужное место, остальное вас не касается». А ведь они были высококлассными специалистами, привыкшие во всем отвечать за свое судно. От капитана и начальника экспедиций требовалось немало такта, чтобы вместе выполнять поставленные задачи.

Секретность сказывалась и на членах экспедиции. Прикомандированные офицеры ходили в гражданской одежде, числились у себя в наземных частях и, соот-

ветственно, никаких записей о морской службе у них не было. Государство, таким

образом, и тайны свои охраняло и экономило на гражданах, не выплачивая океан-

ские надбавки.

Командование же считало, что, получая валюту, мы компенсируем малый за-

работок, привозя в Союз импортные вещи. Среди берегового начальства, особен-

но у политуправления, считались нормой прямые поборы с членов экспедиций.

Обходили каюты офицеров и выбирали понравившиеся вещи, платя за них чисто

символически, а и то и вовсе забирая даром. Тем, кто противился наглому грабежу,

просто закрывали визы и отправляли на берег.

- Да уж, вряд ли это способствовало поднятию боевого духа.

- Конечно, не способствовало. К счастью, в отечественной космонавтике и на

кораблях служили в основном люди, преданные своему делу, несмотря ни на что.

Примером высокого профессионализма, честности и благородства может слу-

жить Борис Самойленко, один пионеров морского космического флота. Службу

он начинал в наземной телеметрической лаборатории, затем стал начальником

командного пункта по связи с кораблями, ходил в рейсы на судах «Долинск», «Крас-

нодар», обеспечивавших связь с самыми первыми нашими космонавтами. Получив

необходимый опыт, Борис Александрович принял участие в проектировании и в

завершающих работах по переоборудованию судов проекта «Селена», участвовал

в судовых испытаниях «Невеля» и «Боровичей», а затем начальником экспедиции

сделал два первых рейса на «Невеле». Заканчивал службу в МКФ на корабле «Ака-

демик Сергей Королев». Борис Александрович Самойленко рано ушел из жизни. Он успел

оставить нам свою книжку «Белые Селены», сборник воспоминаний,

дневников, документов того времени.

- Работали вы много. А как отдыхали?

- Во время рейсов у всех моряков есть «адмиральский час», т.е. час отдыха после

обеда. Обычно сотрудники экспедиции и члены экипажа располагались на первом

трюме загорать, и инженер Потемкин вслух читал романы Ильфа и Петрова «Золо-

той теленок» и «Двенадцать стульев». В тропических широтах выдавали вино. Его

накапливали и в предвыходной день собирались небольшими компаниями в каютах,

где спиртные напитки имели свойство быстро заканчиваться. В компании Игоря

Крюкова, начальника лаборатории телеметрии, не дожидаясь окончания «тропиче-

ского довольствия», приглашали судового доктора, Калкутина Владимира, налива-

ли ему немножко сухого вина, доставали проигрыватель и пластинки с романсами,

опереттами и операми. Проигрывали их, зная страстную любовь врача к музыке,

и добивались, чтобы он принес из лазарета медицинского спирта для дальнейше-

го прослушивания этих «замечательных» произведений. Пластинки, разумеется,

только с этой целью и брались в рейс, чтобы периодически «раскалывать» судового

лекаря. А если серьезно, музыку на корабле действительно любили. У нас был от-

личный вокально-инструментальный ансамбль и любители народной музыки, кон-

церты получались довольно впечатляющими. Не раз корабельные музыканты и ар-

тисты выступали перед сотрудниками советских посольств и местными жителями.

Были среди нас и те, кто увлекался живописью. Стенгазеты и другую «нагляд-

ность» оформляли изобретательно и с любовью. Мне же была по душе работа маслом.

Я привозил из рейса пейзажи тех стран, которые особенно поразили воображение,

или наоборот, вспоминая дом, рисовал наш город и его живописные пригороды.

По окончании рейса дарил свои работы друзьям.

- Случалось ли что-нибудь курьезное за время службы?

- Помню, при входе в Суэцкий канал на борт корабля поднимаются — кроме

лоцмана и агента — человек 10 швартовщиков. Им необходимо создать условия

для выполнения работ: обеспечить питанием, помещениями для размещения. На

весь период движения по Суэцкому каналу задача экипажа и экспедиции — прокон-

тролировать передвижения швартовщиков по кораблю, так как они умеют ловко

открутить, обломать любые медные и латунные детали. Например, стоя голыми

ногами на палубе и как бы смотря вдаль, очень ловко пяткой выкручивает из сталь-

ной палубы резьбовую латунную заглушку, которую даже специальным ключом

матросы выкручивают с некоторым усилием. Разместили швартовщиков в спорт-

зале, постелили им матрацы, выставили вахту перед дверью. Через некоторое вре-

мя вахта докладывает на мостик, что чует запах горелого из спортзала. Старший

механик пулей летит туда, и видит, что швартовщики достали из своих мешков

керосинки, продукты и приступили к приготовлению пищи возле переборки, гра-

ничащей с топливными танками!

Впрочем и мы местному населению иногда казались дикарями. Во время захо-

да в Рио – де – Жанейро экипаж и экспедиция отдыхали на пляже.  Был

шторм, а во время шторма там никто не купается, кроме, конечно, наших моряков.

Для русского шторм — не причина, чтобы не лезть в воду. Когда все вышли на бе-

рег, две женщины, члены экипажа, продолжали купаться у кромки накатной волны

и почему-то не выходили из воды. Наконец кто-то догадался, что у них не хватает

сил преодолеть отливную волну. Им сразу же бросились на помощь и вытащили на

песок совершенно обессиливших.

- Наверное, и без рыбалки на кораблях не обходилось?

- А как же! Какой русский не любит… рыбку поймать! У каждого места были свои

особенности, мы уже ждали встречи с ними. В тихой бухте на Кубе — это ныряние

с маской и ластами, ловля омаров, доставание морских звезд и раковин каракол. На

побережье острова Маврикий и в Красном море — ныряние за кораллами.

Самое увлекательное — это ловля тунца, макрели, пеламиды в Красном море,

кальмаров и каракатиц, конечно, процесс ловли акул. Честно сказать, мне не до-

ставляло удовольствия смотреть, как акулу лишают жизни, это довольно жесто-

кое зрелище, поэтому непосредственного участия в них я никогда не принимал.

Другое дело — макрель. Это просто королева океана. Когда она проплывает

вдоль корабля, просто залюбуешься — медленное, гордое скольжение на небольшой

глубине ее стремительного тела. Переливающийся на солнце цвет ее золотистых

боков и бирюзовой спины, выпуклый лоб и мощная чуть выступающая челюсть.

Есть экземпляры полтора-два метра, и их боятся акулы. Если на крючок попалась

макрель, то рыбака ждет поединок. Это достойный противник. Она выпрыгивает

из воды: скачки, перевороты, резкие развороты… Ее нужно долго водить, дождать-

ся, когда она устанет, и только тогда вынимать рыбину из воды при помощи допол-

нительного сачка.

Во время ловли различной рыбы на банке (банка — это плоская поверхность

скалы, поднимающейся к поверхности океана с глубины в 10 — 20 метров) чув-

ствуешь, что поймал крупный экземпляр, тащишь его к поверхности, но вдруг

мелькнет в глубине тень, и сила сопротивления рыбы ослабевает. На поверхность

вынимаешь только голову, а тело рыбы обрезано как бритвой. Это барракуда, стре-

мительный хищник, весьма похожий на наших щук. Она всегда охотится на банках.

Когда ныряешь с маской, присутствие барракуд всегда чувствуешь. Ощущение не

из приятных, когда за тобой со стороны наблюдает рыба длиной метр с плотным

рядом больших и острых зубов. Правда, надо сказать, что случаи нападения их на

человека не известны.

Для моряков и членов экспедиции рыбалка была и отдыхом, и средством пси-

хологической разгрузки. Экспедиции «Невеля» длились по 9-11 месяцев. Сильней-

шее напряжение ответственных сеансов связи, напряженный ритм подготовки к

ним, разлука с близкими, — все это сказывалось на настроение и здоровье экипажа.

Ведь НИСы не могут свободно выбирать свой курс во время сеанса связи, не могут

облегчить себе плавание при волнении моря: курс жестко определяется задачами

сеанса, направлением трассы полета и углами обзора корабельных антенн. Шторм

ли, слепой туман, сильный ветер, в любое время года и любую погоду корабли свя-

зи должны выполнять свою задачу…

В середине 90-х годов флот был расформирован. «Невель» и другие корабли космического флота стали достоянием истории.

Комментарии  

Valerian
0 # Valerian 29.06.2016 19:56
Очень интересно! Спасибо.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору
Дмитриев
0 # Дмитриев 07.07.2016 21:24
ХОТЬ ЧЕМ-ТО НЕВЕЛЬ ПРОСЛАВИЛСЯ. :-) МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ ФИЛЬМ =АЛЛЕГРО СО СМЕРТЬЮ=. ТАМ ТОЖЕ НЕВЕЛЬ УПОМИНАЮТ :roll:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий