Печенга – райский уголок

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Конечно, многие из граждан, кто там жил или хотя бы побывал, воспримут этот заголовок как насмешку. Многие, но не все. И действительно, только в насмешку можно назвать «райским уголком» поселок, где живут одни военные, где нет никаких культурных заведений, кроме Дома офицеров. Но почему же, черт возьми, так тянет приехать туда вновь?!

В недавнем прошлом, когда в Невеле встречались на улице с Женькой Дементьевым, который тоже служил в Печенге, в стройбате, то как бы в шутку спрашивали друг друга: «Ну, когда поедем в Печенгу?». В последние годы мы перестали задавать этот вопрос – Женька постарел, потускнел  (он постарше меня на несколько лет), да и я не помолодел.

Когда жена узнала о моем намерении съездить в Печенгу, она не стала возражать, упрекать,  несмотря на то что я, так сказать, прохлаждаюсь на пенсии,  а она еще работает. Только в ее глазах читалась некая тревога за мое психическое состояние. И в самом деле – не на юг, не даже в местный санаторий, а куда-то в тартарары.  «Ну, когда ты поедешь в свой -  как его там – Мичиган?», - интересовалась она.

Билеты туда и назад  покупал в Интернете, на сайте «Ту-ту». Удобный сайт, простой. Правда, обошлось мне это удобство рублей на 1000 дороже, но в награду я получил несколько эсэмэсок с напоминаниями о поездке и с пожеланиями удачной дороги.

В поезд Минск – Мурманск, пожалуй, я один садился без багажа, только маленькая сумка с провизией. В Невеле и на последующих станциях люди тащили  в вагон многочисленные баулы, коробки, ящики – на севере с овощами-фруктами туго. Проводница зорко следила за тем, чтобы соблюдался вес, и заставляла, если надо, платить за багаж.

Путь был долгим – 37 часов в один конец, две ночи и день. По пути вспоминал своих однополчан по роте связи 10-го  мотострелкового полка. Шустрый, подвижный Федя Скрынник из Казахстана, рассудительный и спокойный Леша Паневин из Каширы (он успел жениться до армии), Сергей Лондон из Киева… С ними я до сих пор поддерживаю редкую связь. «Дед» Гирушев откуда-то с севера – от горшка два вершка, но зверь. Меня он почему-то взял под свою опеку, пока не дембельнулся.  Интеллигентный, ироничный Паша Базов из Подмосковья, хулиганистый Шурик Почепецкий из-под Харькова и спокойный, надежный Володя Бережной с Донбасса. Вредный служака Ванька Борцов тоже из Подмосковья и его земляк Миша Бонкин, которые, уезжая в командировку на целину, спер у меня новые сапоги, оставив взамен старые г-нодавы. Мишка погиб на целине – на палатку, где он спал, на автомашине наехал пьяный сверхсрочник… Добродушный увалень  Костя Никулин из Ленинграда и его земляк Валерка Богданов, любивший чифирить… Ванька Квенцер, мой механик-водитель – трудолюбивый, как и все немцы. Немцев из Казахстана,  кстати, много было у нас – Пфафенрот, которого наш старшина Ипатов из Вологодской области называл «Фафенродом», Оденбах, Классен, Дик…  Воронежский парнишка Лылов – красивый, голубоглазый, он всё удивлялся, как это люди умудряются за всю жизнь ни разу не сесть в тюрьму… Гена Кобяков, тоже воронежский, прекрасно пел и играл на гитаре. Вспомнил Витьку Чепелева с Украины, который женился в армии. Командиром роты у нас был капитан Петерс, выдержанный, но жесткий. Во время учений он, помню, всё спрашивал майора Леоненко Ивана Петровича, участника войны, справедливого, настоящего Батю, доводилось ли тому убивать людей…

… Хотя Карелия считается одним из самых бедных регионов России (сравните с некогда отсталой, но теперь  богатой соседкой Финляндией), красоту – это не отнимешь. Почти по всему пути с юга на север вдоль полотна тянулись бесчисленные озера, красивейшие места. И столица, Петрозаводск, расположена на самом берегу Онежского озера. Хочу предупредить: этот и некоторые другие снимки взяты из Интернета, так как качество моей камеры оставляет желать много лучшего. Мои снимки вы отличите сразу.

Практически на каждой станции к вагонам подбегали местные жители – кто с клюквой, кто с вяленой рыбой, кто со свежими газетами. А вокзалы, кстати, и в Ленинградской области, и в Карелии, как правило, аккуратные, чистые, построены удобные платформы для пассажиров. Там стало традицией устанавливать на пьедестале допотопные паровозы – в качестве музейных экспонатов. Мне понравился вокзал в Медвежьей Горе.

Возле Беломорска начинался Беломорско-Балтийский канал, соединяющий Белое Море с Онежским озером, откуда открывался выход в Балтийское море. Канал строился в начале 30-х годов силами заключенных, преимущественно вручную. Был построен менее чем за два года.  Свыше 12 тысяч человек погибло…

… Мурманск. Основан  в 1916 году. Он стал последним городом, основанным в Российской империи, и назвали его Романов-на-Мурмане. А уже в 1917 году он  получил своё нынешнее название.  Оно произошло от саамского слова «norman». Так  русские люди называли норвежцев, норманнов.

В Мурманск поезд прибыл в 6 утра. Я сразу же помчался к автобусу на Никель, так как заранее забронировал билет. Выяснилось, что вместо рейсовых автобусов по этому, да и другим направлениям, курсируют частные маршрутки – как правило, комфортабельные «фольксвагены» или «мерседесы». Правда, и цена приличная, до Печенги (130 км) – 450 рублей. Но, как говорят извозчики, овёс-то нынче дорог…

Одна из достопримечательностей Мурманска – мост через Кольский залив. Длина только его надводной части составляет 1600 метров, он самый длинный в Заполярье и ведет на дорогу, соединяющую Мурманск с западной частью области и с Норвегией.

Кстати, многие мурманчане ездят в соседний норвежский город Киркенес за покупками. Правда, в связи с падением курса рубля поездки стали редкими. Туда же, в Норвегию, через приграничный Никель всеми правдами и неправдами пытались не так давно прорваться беженцы из арабских государств, Неразумные, что они забыли на гнилом Западе? Нет чтобы остаться в гостеприимной России…

Дорога на Никель хотя и классная, но сплошной серпантин. Водителю надо быть очень внимательным, особенно в темное время суток. А справа и слева мелькают озера, озера. Их в Мурманской области – около 110 тысяч, а также множество рек. Рыбакам раздолье.

... Проехали реку Западная Лица. Здесь, в Долине Смерти, которая позже была переименована в Долину Славы, в 41-м шли жестокие бои. Немцам не удалось прорваться к Мурманску.

…  Над сопками повисли тучи, заморосил дождик. Мы подъезжаем к пограничному пункту Титовка. Настроение почему-то упало: куда я прусь, кому я там нужен? Прежде для проезда в Печенгу или Никель требовался пропуск или приглашение. У меня не было ни того, ни другого, однако пограничник спросил только паспорт: режим, стало быть, смягчился.  Проехали поселок Спутник, где в морской пехоте служил мой приятель по учебке Миша Головлев из Кронштадта. Где он сейчас… И вот автобус выскочил на развилку. Кольцо. Мне выходить.

Когда я увидел знакомые сопки, покрытые багряной растительностью, плохое настроение вмиг улетучилось. Сопки были даже нарядней и красивей, чем летом.  Я попросил стоявшего неподалеку таксиста запечатлеть меня, что он охотно сделал.

Вместо двух-трех пятиэтажек  я увидел целый городок. А туда ли я попал- подумалось. «Откуда это, ведь раньше не было этих домов?», - спросил у таксиста. «Да они здесь стоят сколько я живу», - ответил тот. «Но в 1972-м их не было!». «А-а. Так я родился в 73-м»…

Этих домов и стадиона раньше не было:

Минут десять ходу, и я возле своей части. Она это или не она? Совсем не узнаю.

Спрашиваю у солдат на КПП: здесь ли был 10-й полк. Никто не знает, только один подтвердил – да, здесь. Только это теперь другое подразделение.

Так выглядит сейчас моя часть:

Ребята попались отличные, доброжелательные. Когда я объяснил, что 44 года назад служил в этой части, то они посмотрели на меня, как на ископаемое. Я показал им пару армейских фоток. Непросто узнать в этом тощем ефрейторе меня:

Так выглядела сопка в те годы. Внизу слева – солдатское кафе, где можно было выпить кофе со сгущенкой.

Мне выписали пропуск, дали провожатого. Мы с ним ходили по территории, заглянули в мою бывшую казарму, которая еще сохранилась. Внутри вместо длинных рядов двухъярусных кроватей я увидел отдельные помещения, которые у них назывались кубриками. Вот моя казарма:

Однако нельзя было злоупотреблять доверием. Пора было уходить. Я мечтал попасть в Лиинахамари – это всего в нескольких километрах, хотел  увидеть открытое море. Но туда нужен был пропуск да и не на чем было добираться. Пришлось уже дома, сидя в Интернете,  насладиться северными пейзажами и послушать песенку «Прощайте, скалистые горы» - про соседний с Печенгой полуостров Рыбачий, а также вот эту забытую  песенку, которую предлагаю и вам:

На этом снимке вы видите заросшее травой железнодорожное полотно, которое ведет в Лиинахамари. Пригородное железнодорожное сообщение здесь, как и во многих регионах Россиии, ликвидировано:

До возвращения в Мурманск оставалось много времени, и я решил съездить в соседний город Заполярный, в котором за годы службы так и не удалось побывать. Перед дембелем нас агитировали там остаться на комбинате Печенга-Никель, сулили только ученических 120 рэ – большие в то время деньги. Но тянуло домой.

Не сразу удалось тормознуть попутную легковушку. Паренек оказался общительным. Сам родом из южного Туапсе. Сейчас живет в Лиинахамари, работает в одной из воинских частей. В свои 28 уже двое детей. 20 минут, и я в Заполярном. Опасался, что не успею осмотреть город. Опасения оказались напрасными – минут за 20 можно было обойти весь город.

 Заполярный совсем молод, ему всего 60 лет. Население его около 15 тысяч, как и у нас, однако если Невель растянут километров на десять, то Заполярный очень компактен, пяти – и девятиэтажки стоят близко друг к другу.

Как и во многих мурманских городах – Ковдоре, Мончегорске, Никеле, Апатитах и других – в Заполярном есть градообразующее предприятие Норникель (бывшая Печенга-Никель). Здесь трудятся большинство горожан. Предприятие вредное, поэтому женщины уходят на пенсию в 45, мужчины – в 45-50 (в зависимости от категории вредности).

Как мне рассказала кассир автостанции Ирина, в Заполярном действуют три школы, несколько детсадов, Дом культуры, где проводятся различные фестивали и концерты. Для молодежи открыты арткафе и Дом творчества. В городе широко отмечаются Дни шахтера, металлурга. Есть в Заполярном  бассейн, начинают строить крытый каток.

Ирина платит за 2-комнатную квартиру 4 тысячи руб., а у кого нет счетчиков, платят намного больше. Газа в квартирах нет, у всех электроплиты. Кстати, в отличие от Невеля, в Заполярном в услуги входит уборка лестничных площадок.

У меня было достаточно времени погулять по городу. Удивили пятиэтажные дома без балконов. Думал, что это общежития. Оказалось, что прежние проекты не предусматривали наличие балконов – зачем они зимой в заснеженном, продуваемом ветрами городе?

Позже стали строить современные дома с лоджиями.

Как-то неожиданно было увидеть во дворе одного из домов беседующих на лавочке двух старушек. Откуда они взялись, город-то молодежный… Разговорились. Оказывается, они здесь уже 50 лет, чуть ли не со дня основания города. Начали рассказывать о своих болячках, о том, что нет бесплатных лекарств для диабетчиков. «А на родину не собираетесь?», - поинтересовался я. «Какое там, - махнула рукой одна. – Там война». «А откуда вы родом?». «Из Сумской области»…

Кстати, и в поезде, и на мурманской земле я общался со многими и понял, что далеко не все они стремятся покинуть север. Видно, душой прикипели…

А молодежи в Заполярном много. Обратил внимание, что при входе в магазины мне неоднократно уступали дорогу. Культура…

Цены на продукты примерно такие же. Ну а заработки, особенно у специалистов Норникеля, конечно же, несопоставимы с нашими.

Перед отъездом из Заполярного я зашел  в кафе под названием «Сова». Там имелся боулинг, но он меня не интересовал, не играю я в такие игры. Нужно было просто перекусить. Общеизвестный салат оливье (кстати, большая порция), пельмени, томатный сок и традиционные 150 обошлись мне в 600 рублей. Что ж, быть на Севере и не пошиковать?! Забегая вперед, скажу, что вся поездка обошлась мне в 2/3 пенсии.

Однако пора было собираться домой. Маршрутка домчала до Мурманска за два с половиной часа. На вокзале, несмотря на субботний вечер вовсю кипела работа: ремонтировалось здание изнутри, приводилась в порядок платформа. В начале октября город отмечает свой 100-летний юбилей, и, возможно, ожидались высокие гости.

Только один день провел я на Севере. Не удалось увидеть знаменитую Кольскую сверхглубокую скважину ( свыше 12 км.), хотя был совсем рядом. Не удалось увидеть единственное в России озеро Могильное, в котором несколько слоев воды – от пресной до соленой, в результате чего там водятся и морские и пресноводные рыбы. Не удалось увидеть лопарей-оленеводов. В общем, много чего не успел. Зато успел полюбоваться прекрасными сопками, подышать северным воздухом. Хотя в Заполярье много вредных производств, да и в целом климат вредный, но почему-то вновь и вновь тянет туда.