Мы ВКонтакте

 

Леонид Милошевич: «Невель моего детства»

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Первое воспоминание:  Владивосток или Петропавловск-Камчатский, я на чьих-то руках, думаю отца. Потом – пароход, поезд. Мама увозит меня и брата Илью в Невель, где у нее жили мать и сестра Надежда.

Мы уезжали с Дальнего Востока после смерти нашего отца. Мне – два с половиной года, Илье – четыре, а через месяц, уже в Невеле, родилась сестра Ольга. Это было в августе 1947-го.

 Первое невельское впечатление: наша семья на берегу реки, ведь наш дом находился возле Еменки, напротив аптеки (будущего «папиного мира»). Таких двухэтажных деревянных домов в Невеле было не менее четырех: наш на Декабристов, один напротив налоговой и два за стадионом.

Во дворе мы играли в «первый раз прощается, второй – запрещается», «масло захрясло»…  Дом наш был от педучилища, куда мама устроилась на работу. Директор училища Буланов также проживал в этом доме. Мы дружили с его детьми.

Затем мы переехали в дом №1 по Бебеля (впоследствии Сталина, затем Ломоносова). Наша квартира выходила окнами на речку. Соседями были Зайдманы, Винниковы, Пароменко. У нас даже был свой огородик, спускавшийся к реке, а на берегу была привязана собственная лодка, которую в конце концов кто-то украл… Тогда у многих были лодки, и когда по весне их смолили, раздавался приятный запах.

Помню, как у Зайдманов ели вкусную хамсу. Также дружили с Галей Винниковой, которая училась со мной в четвертой школе. Вспоминаю, как Толик Пароменко (его отец вроде служил в военкомате) хвастался настоящей саблей. Сказал, что нашел ее в речке, на месте брода – это мелкое место по прямой от Энгельса до Горького. К Толику часто заходил Слава Романов, он с родителями жил в здании аптеки.

Зимой мы целыми днями катались на лыжах с крутых берегов Еменки. Река в те годы зимой замерзала, наверно зимы были холодней… Или ходили кататься на «люльку» - это на запад от ленинградского моста.

Детворы поблизости обитало много. Через дорогу жили Женя Болоздыня с сестрой Галей, Валера Карасев, Леня Шинкевич. В соседнем доме по Ломоносова жили Виктор и Валя Тарасенко. У них была корова и сарай с сеном, куда мы любили забираться. Их соседка Тамара Цветкова училась со мной в начальных классах первой школы. На самом берегу реки, ниже теперешнего сбербанка, жили семьи еще одних Тарасенко, а также Боровиковых, Елтышевых, Филимоненко, Вороновых, Подстреловых. От кирпичных стен этого дома хорошо отскакивали монеты, и мы часто играли в «пристенок».  Много времени летом проводили на «аптечном» мосту: ловили рыбу, купались. Впервые я переплыл речку как раз возле моста. Зимой через него шли на базар возы с дровами.

Чаще купались мы у ив – напротив дома учителей Максимовских. Иногда ходили на «золотой бережок» возле электростанции. Неподалеку стоял дом врача Скачевского, мне приходилось бывать у него. Во дворе был насыпан настоящий погреб-ледник.

Среди друзей детства особенно выделялся Толик Боровиков. Он нас водил по местам былых боев на Алунтьевские горы, к окопам за Плисским кладбищем. В общем, был настоящим заводилой.

А еще мы играли в развалинах монастыря на площади и были свидетелями того, как разрушалось то, что не разрушила война. Видел, как бульдозером ломали собор напротив первой школы, позже был снесен стоявший рядом со школой костел.

Жили бедно, и ребятня собирала кости, тряпки, сдавали их и на вырученные деньги покупали вкуснейшее мороженное, плитки сухого молока – продукция нашего молочноконсервного комбината. Знакомая железнодорожница Кира Павловна иногда привозила нам из Ленинграда вкусные сосиски.

Позже наша семья переехала в двухэтажку по Рошаля, 5. Незабываемое было время. Зимой брали санки, дрыны и с веселыми криками и визгом мчались на бешеной скорости с горы до самой речки. На Рошаля было тоже много ребят.  По соседству жили Миша и Юра Елтышевы (они, как и мы, переехали с Ломоносова), Кира Малыкова, Тамара Егорова, Гена Земляков, братья Косаревы, Володя Луковнев…

Начинал учиться я в базовой школе – так назывались начальные  классы в небольшом здании возле первой школы. Учительницей у нас была Ольга Игнатьевна Вишневская. Позже меня перевели в четвертую школу, а в старших классах вновь вернулся в первую. Учебный год у нас начинался с колхоза. Мы собирались – кто с рюкзаком, кто с сумкой – и уезжали дней на 10. Нашему классу довелось работать под руководством Мирона Николаевича Максимовского. Он всегда был спокоен, даже мы его как-то не замечали, но проблем с дисциплиной не было: уважали нашего учителя. Приятно было возвращаться в родной город после нескольких дней отсутствия.

Нашими соседями по коммуналке были пожилая пара Рутштейнов. Их сын, Борис Вениаминович, преподавал у нас математику. Он стремился дать как можно больше знаний, направлял на олимпиады, вел для всего класса необязательный факультатив, и если кто-то пропускал занятия – интересовался, что случилось. Сейчас, когда в моде репетиторство, это кажется подвигом. Думаю, именно благодаря Борису Вениаминовичу я впоследствии поступил в институт.

А старший брат Илья очень любил читать. Как-то мама пришла с базара, а Ильи нигде не видно. Осмотрела всю квартиру и нашла его под кроватью с книжкой в руках. Видно, что-то его отвлекало и чтобы не мешали, он спрятался.  Илья носил очки, и ребята иногда называли его профессором. За хорошую учебу его поощрили путевкой в Артек.

Из братьев Косаревых помню Женю, он был старше нас, хороший спортсмен. А Игорь был самым  младшим, и его мама жалела и защищала. Сосед Володя Луковнев был удачливым рыбаком. Всегда приходил с язями, которых удил на мелководье Еменки. Подкармливал рыб жеваным хлебом и мешанкой, секрет приготовления которой он так и не раскрыл. А чаще всего мужики ловили язей возле аптечного моста.

К нам в гости часто заходил Славик Ширкевич, с ним я дружил с ранних лет. И моя мама была дружна с его мамой, Маргаритой Борисовной.  Жил Слава  по Либкнехта, напротив парка. У них был очень хороший сад, беседка, много цветов. Этим занимались  Славины бабушка и дедушка. Втроем – я, Слава и Илья –  ездили за город, в Прудок. Там еще не было дач. Было очень хорошо купаться, загорать. Умный был мальчик Слава, мы любили беседовать с ним о жизни. Он хорошо во всем разбирался. К сожалению, прожил он короткую, трудную, неустроенную жизнь.

Вспоминаю учительницу французского Майю Александровну Фролову. Очень знающая и требовательная была. Вообще с французским мне повезло. До Майи Александровны его преподавал Бобков Валерий Васильевич. Пол-урока он говорил только по-французски, а потом изучали что-то новое. Зато когда я поступал в институт, то на экзамене по иностранному языку едва начал отвечать, как мне сказали: «Достаточно. Вы свободны». Я растерялся, думал, что не сдал, но преподаватель улыбнулся: «Пять».

Сейчас, спустя много лет, я понимаю, как маме было трудно одной вырастить троих детей – одевать, кормить, воспитывать, выучить всех в институтах. И все же золотое было у нас детство!

На снимках:

Семья Милошевичей – Илья, Леонид, Лариса Григорьевна, Оля;

 

Соседи: (слева направо) Илья, Миша Зайдман, Леонид, Саша Лакисов. Нижний ряд – Саша Винников, Оля, Яша Зайдман;

 

Слава Ширкевич.

Комментарии  

Галина Винникова
0 # Галина Винникова 13.09.2016 17:27
Уважаемый Леонид, хочу сказать тебе, что более восспитанных, умных детей, какими вы были в детстве, я не втречала. Милая, беленькая Оленька, такая приветливая, добрая девочка. Мы с Любой Архиповой, так любили играть с ней в вашем дворике. А меня, Ленечка, ты как-то не замечал. Наверное, потому, что был очень застенчивым. Очень благодарна, что вспомнил обо мне.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий