Мы ВКонтакте

 

Комментарии

  • Весь пар – в гудок, а паровоз стоит на месте

    • Дмитриев 14.07.2017 21:33
      ДА БРОСЬТЕ ВЫ. ВСЁ РАБОТАЕТ. НАДО ТОЛЬКО СУЕТИТСЯ, А НЕ ПОЛИВАТЬ ВСЁ ГРЯЗЬЮ :roll:

      Подробнее...

  • Друг мой Колька

    • Михаил 20.07.2017 19:20
      Это я, Георгий! Сверху написано. А с урной не будем торопиться.

      Подробнее...

       
    • Георгий Мерекин 20.07.2017 15:18
      В 1951 году получил аттестат за 10 классов в средней шк.№ 1 имени Константина Заслонова.По булыжной мостовой ...

      Подробнее...

Борис Дубовис: «Невель моего детства» История одной поездки

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Эти записки  невельчанина Б. Дубовиса (1933-2009) нам передала его сестра Эмма Иосифовна Резина. Вкратце об авторе. Служил на Северном флоте, капитан 1 ранга в отставке. После увольнения в запас работал начальником глубоководных водолазных комплексов на буровых судах в Арктике, затем – механиком-наставником группы вспомогательных судов Черноморского флота. В последние годы жизни проживал в Мурманске, публиковал стихи в различных периодических изданиях.

Итак, 1949 год, г. Невель, средняя школа №1, учитель русского языка и литературы Михаил Николаевич Максимовский и дюжина юных любителей русской словесности, закончивших к тому времени, а именно к началу июня, кто девять, кто десять классов упомянутой школы. Должен сказать, что бывший капитан, поразивший нас своим «иконостасом» на груди в первый же воинский праздник 23 февраля, был фанатически предан преподаваемому предмету и всячески старался передать нам эту любовь. Естественно, что мы не могли не следовать за своим кумиром, куда бы он нас ни позвал. Авторитет его был непререкаем. Стоило ему сказать, что катание на лыжах с горок –не занятие для будущих мужчин, что нужно тренировать себя на выносливость и скорость, что на лыжах нужно ходить, а не кататься, - как вслед за ним на лыжню встали практически  все старшеклассники.

Школьный литературный кружок по числу своих участников превышал все внеклассные занятия вместе взятые. Участие в школьном спектакле на стихи нашего учителя было делом чести, наличие сценического дарования значения не имело. Кстати сказать, в последующем он долгие годы проработал директором ряда псковских школ и был награжден орденом Ленина за выдающиеся заслуги на педагогическом поприще. Понятно, что всегда у нашего Михника (а «Республику ШКИД», естественно, читали все) созрела идея – посетить Михайловское в 150.ю годовщину со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина, все кружковцы загорелись желанием принять участие в этом знаменательном мероприятии. Но реализация проекта сразу же натолкнулась на ряд сложностей. Основными были следующие: финансирование, транспорт, согласие родителей и питание.

Следует помнить, что это был 49 год – всего четыре года прошло после оконачния войны, в семьях жили трудно, и снарядить в подобного рода поездку свое рвущееся «в гости к Пушкину» чадо было очень непросто. В большинстве мои сверстники росли без отцов, матери надрывались на скудных работах и в огородах,  чтобы не только прокормить нас, но и как-то одеть.

От Невеля до Пушкинских Гор, если память мне не изменяет,  что-то в пределах 150 км. Ехать поездом с пересадками было явно нереально. Оборудованного хотя бы мало-мальски автобуса было не найти. Но с согласием родителей, как ни странно, проблем не возникло. Да это и понятно – мы были детьми военных лет, привыкшими к самостоятельности и достаточной ответственности, многие в отсутствие отцов принимали в семьях мужские решения и были опорой матерям. С финансированием и транспортом выход был найден весьма неожиданный.

Как во всяком провинциальном российском городке в послевоенное время, в Невеле процветали спортивные увлечения, главными из которых были футбол и волейбол.  Естественно, что каждый уважающий себя школьник 8-10 классов был непременным участником  как футбольных, так и волейбольных баталий в вечерние часы. В роно денег не было, но они нашлись в спорткомитете. В результате эти деньги были отданы нам – невельской юношеской сборной одновременно по двум видам спорта – футболу и волейболу, отправляющейся на товарищескую встречу со своими сверстниками в Пушгоры.  Руководителем спортивной делегации был назначен, естественно, Михаил Николаевич Максимовский.  Питание – сухим пайком, в весьма скромной количестве.  Участники – двенадцать литкружковцев старшего школьного возраста исключительно мужского пола. Спортивное снаряжение – четыре пары бутс, некоторое количество гетр без щитков, разноцветные футболки и трусы не на всех и весьма больших размеров. Одни бог знает, чего стоило нашему учителю пробить осуществление своей идеи хотя бы таким образом. Единственное, что несколько омрачало наше настроение, - это опоздание к назначенном у официальному дню празднования юбилея в Михайловском – 8 июня. Пока утрясались и согласовывались оргвопросы, 8 июня уже наступило, и мы выехали на выделенной нам по такому случаю и мало-мальски приспособленной к перевозке людей довоенной полуторке уже вслед юбилею.  Но энтузиазм наш от этого не угас – главное было не участие в помпезном праздновании, а прикосновение к Пушкину не по школьной хрестоматии, а ощутимо и зримо.

Рассказ о самой экскурсии я опущу, но об одной детали придется сказать. Дело в том, что нашу злополучную полуторку в Опочке за непригодность к пассажирским перевозкам арестовали и порожняком отправили обратно в Невель, а нам пришлось из Опочки до Пушгор добираться на перекладных, в основном пешком, неся на себе наши пожитки, спортивные доспехи и продовольствие. В дороге мы не теряли времени даром- наш учитель, не надеясь на экскурсоводов, подробно рассказывал нам о Пушкиногорье, о тех местах, что нам предстояло посетить. Прошло много лет, но будто наяву мне слышится его глуховатый голос: «Времени у нас немного, поэтому не будем распыляться и за два дня должны осмотреть Святогорский монастырь с могилой Александра Сергеевича, Михайловское и, по возможности, Тригорское.  Не забывайте о том, что третий день практически полностью будет занят вашими спортивными битвами. А для начала я расскажу вам о Святогорском монастыре…».

После посещения Михайловского и Тригорского, полные впечатлений, мы вернулись в Пушгоры. Утром предстояли спортивные баталии. Мы изо всех сил старались доказать свою спортивную состоятельность и, в общем и целом, что-то доказали, проиграв с разгромным счетом 6:1 в футбол, но выиграв в волейбол 3:1. Наша экипировка смеха не вызвала – соперники выглядели не лучше. Программа была выполнена, нужно было возвращаться домой.

Мы пешком двинулись из Пушгор в Опочку. На попутную машину удалось погрузить остатки продуктов в сопровождении одного из наших парней, поранившего ногу. Через некоторое время, подходя уже к Опочке, мы увидели незадачливого сопроводителя одиноко сидящим на обочине дороги, без продуктов и вещей, которые мы погрузили в машину. Оказалось, что шофер попутки то ли по злому умыслу, то ли надеясь, что его пассажир полностью выгрузился, умчался в сторону от Опочки. Делать было нечего, а несчастный вид товарища как-то свел на нет наше возмущение.

В Опочке Михаил Николаевич дозвонился до Невеля, за нами обещали прислать ту же полуторку. Чтобы не искать больше приключений с ГАИ, мы решили встречать машину за городом. Голодные, мы расположились в лесочке у дороги. Стемнело, развели костер. И тут наш учитель, вспомнив фронтовой опыт, скомандовал: «Ты, ты, ты и ты – в той стороне, за дорогой огороды. Взять с собой котелки, наполнить их молодой картошкой.  Возьму грех на душу ради пустых желудков. Но только в государственную не лезть – меня посадят. Подкапывать частную – если попадетесь, самое большее – уши оборвут»…

Задание было выполнено без раздумий. Еще бы – ползти по-пластунски, не дыша, как за «языком», и вернуться с добычей целым и невредимым! Картошку варили в мундирах, в какой-то болотной воде, ели без соли, но, честное слово, она показалась нам удивительно вкусной. На сытый желудок зазвучали песни, шутки, анекдоты, и мы чуть не проворонили машину. Улегшись на дно кузова, все заснули крепчайшим сном и долго не могли сообразить, когда нас растолкал Михаил Николаевич, что мы уже в Невеле.Это путешествие в гости к Пушкину осталось в памяти на всю жизнь.

На этом, собственно, можно было закончить повествование о том давнем нашем путешествии. Но не могу не привести письмо, полученное от Михаила Николаевича в 1999 году, спустя 50 лет после описываемых событий.

«Тогда, летом 1949 года, когда мы возвращались из необычного путешествия в Пушкинские Горы в кузове грузовика, под дождем, почему-то подумалось, что поездка эта запомнится всем нам надолго, если не навсегда. Сам я впервые ощутил тогда то редкое удовлетворение, которое приходит к учителю, когда он убеждается в безграничных возможностях, таящихся в его профессии. Разве такое забудешь? Мы попали в передрягу, мои мальчишки не дрогнули, мы принимали неординарные, рискованные решения; приунывшие было ребята поверили мне.  Из-за сложившихся трудных обстоятельств все мы по-особому ярко ощутили величие поэта и неповторимую прелесть пушкинских мест. Ты помнишь, у нас не осталось ни еды, ни денег, в опочецкой чайной все последние сбережения были потрачены на чай и хлеб.  И когда в этих условиях сумели сэкономить мне на «Беломор», я был взволнован так, словно получал боевую награду… Шел дождь, было холодно. Все мы промокли до нитки. Я тревожно поглядывал на ребят, озябших и притихших, и уныло размышлял – кончится ли добром наша авантюрная поездка? Вот, наконец, Невель. Продрогшие мальчишки  спешивались. Я собрал их в кружок и предложил: пусть тот, кто здоров, не простудился, придут к семи вечера на городской пляж. Пришли все! Мы сидели на озерном берегу, оживленно припоминая детали путешествия, и любовались красками заката…».

Добавить комментарий