Мы ВКонтакте

 

На развитие и поддержку сайта - PayPal.

Enter Amount

Урок от М.Н. Максимовского

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Действующими лицами эпизода, о котором  я хочу рассказать, были ученики 10 класса (1949 – 1950 учебный год) Невельской средней школы N1 и их учитель литературы Михаил Николаевич Максимовский.

Надо сказать, что ребята из этого класса в основе своей были гармонично развиты интеллектуально и физически, обладали широким кругом интересов, отличались целеустремленностью, были начитанны и увлекались литературой.  Многих из этих ребят я помню и сегодня, хотя не был их одноклассником. Это Юрий и Александр Гребневы, Руслан Хрилев и его брат (имя забыл), Константин Островский, Юлий Харламов, Борис Дубовис и другие. Я был с ними знаком  благодаря Боре Дубовису, который был моим близким другом. Он был активным участником описываемого эпизода и во всех подробностях рассказал его мне.

Любовь к литературе была ребятам привита их замечательным учителем. Сказать, что ребята его любили и уважали – это не сказать ничего. Они его боготворили, он был их кумиром и непререкаемым авторитетом во всем. В своей жизни я встречал много уважаемых и любимых учителей, но такого обожания мне больше видеть не приходилось. Такое к себе отношение Михаил Николаевич заслужил сполна: фронтовик, грудь в орденах, спортсмен,  эрудит, большой любитель и непревзойденный знаток русской и мировой литературы.  Он самозабвенно любил своих питомцев, отдавая им все свои силы и энциклопедические знания, и сеял  «разумное доброе, вечное» не только на уроках, но и личным примером во всем. Ребята ему верили безгранично, он был главным арбитром в любом их споре или дискуссии, и его слово являлось для них истиной в последней инстанции.

На этот раз дискуссия была несколько необычной. Ребята устроили литературные чтения в одном из классов, опустевшим после окончания уроков. Читалось вслух стихотворное произведение неизвестного автора , напечатанное на машинке. Звучало чеканное стихосложение с четкими рифмами и… отборнейшим матом. Чтеца прерывали эмоциональные восклицания и эпизодический смех. Кто-то выразил «авторитетное мнение», что автор – ранний Пушкин. Ему поверили, решив, что теперь они узнали великого русского поэта с неизвестной им стороны, и, отметив, что ничто человеческое не чуждо даже Пушкину. И такие стихи вполне допустимы для юношеского возраста, не умаляют его статуса поэта-гражданина и властителя дум своего времени.

Однако с такой оценкой согласились не все. Разгорелся спор. Звучали мысли о безнравственности поэта, о его неискренности  и лицемерии в других стихах, в том числе и тех, которые  изучались на уроках. Оппоненты с той и другой стороны подтверждали свои аргументы, вновь и вновь повторяя прочтением вслух отдельных фрагментов произведения. В стенах класса  почти непрерывно цитировался мат, довольно редко употреблявшийся  этими  ребятами  в повседневной жизни.

Очередной  «матершинник», сидевший напротив входных дверей, внезапно осекся и замолчал, уставившись  с открытым ртом в сторону двери. Ребята оглянулись. В дверях стоял Михаил Николаевич Максимовский. Немая сцена…  Молчание нарушил Михаил Николаевич:

-  Кто это додумался принести в школу порнографическую поэму Баркова?

- Михаил Николаевич, разве это не Пушкин?

- Юный Пушкин тоже баловался подобным творчеством, но недолго, немного и не столь «похабно», если можно так выразиться. Он пытался подражать Баркову, написав поэму «Тень Баркова»,  но современники Пушкина, знакомые с этой поэмой, отмечали, что по части умения  остроумно сквернословить Пушкину до Баркова довольно далеко.

Михаил Николаевич еще долго говорил о поэте Иване Баркове. Рассказал его биографию, подробно  остановившись на его образе жизни  в студенческие годы, подчеркнув безнравственность  его творчества и поведения. При этом он не умолчал о харизме (правда, довольно сомнительного свойства)  поэта, его довольно широкой эрудиции и своеобразном поэтическом даре. Упомянул о покровительстве Баркову со стороны Михаила Ломоносова, у которого Барков был студентом , и интересе к его стихам со стороны некоторых просвещенных  и широко известных людей России, включая Николая Некрасова.

Заканчивая свою беседу, Михаил Николаевич перечислил названия некоторых произведений Баркова, включая  название только что прочитанной ребятами поэмы.

Отвечая на вопросы ребят Михаил Николаевич сказал:

- Иван Барков – эта не тот поэт и не та личность, которая должна вызывать у вас повышенный интерес. И я бы очень хотел, чтобы , услышав мой рассказ, вы дали зрелую оценку этой личности с позиций тех нравственных ценностей, которые исповедует наше общество. А эти листочки отдайте мне. Им не место в школе и ваших архивах тоже. Очень надеюсь, что пройдет не так уж много времени, когда я смогу спокойно и с чистой совестью вернуть эти листки их владельцу. Если он этого захочет.

Илья Смолоковский.

Минск.

На фото: Михаил Николаевич Максимовский