Мы ВКонтакте

 

Комментарии

  • Война в Псковской области - Невельский район

    • Ольга Елькина 21.08.2017 17:53
      Здравствуйте! Мой дедушка-сибиряк Климов Григорий Дмитриевич, 1901 г.р., командир Отд. лыжного ...

      Подробнее...

  • Роза Брускина: «Невель моего детства»

    • Михаил 10.08.2017 22:11
      Преклонный возраст далеко не всегда свидетельствует о мудрости.Если у вас есть какие-то мысли по этому ...

      Подробнее...

       
    • людмила жукова 10.08.2017 14:06
      Михаил,увы...моё поколение ещё не набралось опыта и житейской мудрости...:-)

      Подробнее...

Невельские очерки

Рейс на Пучково. Из блокнота журналиста

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Пригородная «четверка» редко бывает пустой, даже сейчас, когда билеты за проезд стоят весьма недешево. Вот и в тот раз рейс на Пучково не был порожним, хотя на дворе стоял январь. На соседнем сиденье оказалась не очень молодая, но энергичная женщина, которую с виду знал давно, часто встречал в городе, а также в «пучковском» автобусе.

Полагал, что она живет где-то в Барканах или Перебоеве. Оказалось, что это не так. Во время того недолгого путешествия мы разговорились, и выяснилось, что женщина - горожанка. Когда-то училась в первой школе, жила в деревянном домике на углу Пионерской и Комсомольской (он стоит там и поныне). Работала на швейном объединении. А ездит она, причем регулярно, в деревню Самозвоново. «Там у меня дача, там жили мои предки», - так сказала она. И добавила: «В деревне я отдыхаю душой…». Вспомнил я еще один недавний разговор – с водителем Александром Евстафьевым. Человек он сугубо городской, однако же в свободное время с семьей уезжает в Смольники, на родину предков. Саша знает наперечет жителей этой и окрестных деревень, их заботы, проблемы, радости… Сколько их, горожан, людей, вроде бы давно оторванных от земли, но не потерявших связи с нею… Та женщина вышла в Ширневе и через Павлючки отправилась в Самозвоново, а я поехал дальше, в Барканы. Чаще эту деревню называют «Пучково». По воспоминаниям старожилов, в этих местах, возле Стрельникова, жил помещик Пучков. После революции в его имении организовали школу. А Барканы – тоже старинная деревня. Я вычитал как-то, что в одном из диалектов это слово означает «морковь». Не знаю, как насчет моркови, но Капустиных и Садовниковых в здешних краях живет немало. Но об этом чуть ниже. В свое время в числе журналистов «Красного знамени» мне частенько доводилось бывать в этих местах, поскольку редакция и типография шествовали над колхозом имени Ленина. Мы косили сено на лугу возле Павлючков, возили его в Смольники, убирали лен… Председатель И.С. Сенченков хоть и скептически относился к помощи «ущербных интеллигентиков», однако благодарил за подмогу. Лет 15 с лишним назад Иван Степанович выделил нам с Валентином Глижинским по земельному участку под дачи. Вначале предложил в Ширневе, но вскоре передумал и сделал другое предложение: взять участки в Барканах, вблизи озера. Мы, естественно, с радостью согласились. А изменил свое решение Иван Степанович, думается, потому, что кто-то из ширневских дачников высокого ранга не пожелал соседства с фотокором и корреспондентом. Но… Что ни делается – к лучшему. Уж так вышло, что два года не был я в Барканах. Выбрался в ставшую родной деревню в январе. Лил по-осеннему противный дождь. Ничего не изменилось в деревне. Та же грязь, та же раскисшая дорога, хотя, говорят, ее пытались отремонтировать, та же громадная лужа под горой. И потемневшее баркановское озеро было не в духе, грозно хмурилось. Лишь аккуратный домик, выкрашенный в веселый желто-зеленый цвет, внушал какой-то оптимизм. Здесь живет семья И.С. Садовникова. Сам он – еще крепкий мужик, недавно вышел на пенсию. Иван Сергеевич – старший из пятерых братьев Садовниковых. Когда-то они жили в соседней деревне Гривно. Лет тридцать назад в здешних местах побывал известный журналист В. Песков. Он опубликовал в «Комсомолке» большую статью о дружной, трудолюбивой семье, поместил снимок, на котором был запечатлен отец, Сергей Афанасьевич, и пятеро сыновей: Иван, Саша, Толик, Гена, Сережа… Нельзя сказать, что Барканы расположены в живописном месте. Разве что озеро красивое, с чистой водой. Когда-то здесь в изобилии водились раки. Да и оно в глубокой лощине похоже на блюдце: вокруг нет деревьев, только кустарник…Ближайший от деревни лесок – в получасе ходьбы. А немногим дальше, возле Авинища, летом можно изрядно набрать грибов, ягод. Еще совсем недавно в Барканах было оживленно. Возле правления по утрам собирались мужики в ожидании разнарядки. В каждом дворе, считай, держали корову, а то и две. Всего в Барканах их насчитывалось свыше тридцати. Сейчас примерно столько имеется в местном хозяйстве, именуемом «Озерное». А у жителей Барканов осталось три коровы, столько же - в соседнем Коськове. И это пригородные деревни! Что уж говорить об отдаленных. Попробуй вывези оттуда молоко… Конь имеется только у Чернышевых. Крестьянская надежда и опора. К его хозяину Михаилу обращаются за помощью не только соседи, но и жители окрестных деревень: 50 соток лопатой не вскопаешь. Приходилось и мне прибегать к помощи Михаила. Как-то несколько лет назад наш огород пахал Сергей Капустин, житель Коськова, молодой, озорной мужик. Строго покрикивал он на коня, вставляя в свою речь непечатные словечки. Благодаря им, конь энергичнее тащил плуг. «Сколько лет живут лошади?» - между делом поинтересовался я у Сергея. «А пока не издохнут», - весело ответил тот. Нет уже Сергея, нет «афганца» Мишки Капустина, нет безотказного и доброго Мишки Туманова, его сестры Валентины Карташовой и ее мужа Виктора. Нет добрых старушек Ниловны и Фадеевны, не стало отличного механизатора Толика Антошкина. Недавно ушла из жизни Григорьевна – А.Г. Дюбенко, бывшая доярка, вкуснейшее молоко от ее личной коровы шло нарасхват у горожан. Ефимовна…Можно ли сыскать человека такого же трудолюбия, бесхитростности, сердечности, порядочности? Наверно, можно. Эти черты присущи многим крестьянским женщинам. Но все же Ефимовна – особый человек. Нелегкая судьба выпала на долю Антонины Ефимовны Капустиной. Родом она из несуществующей ныне деревни Тормосово, которая располагалась буквально в полукилометре от Барканов, на холме, за озером. После войны Капустиных переселили в Барканы. Шло укрупнение. Брат ее, Павел Ефимович, в свое время возглавлял колхоз «Завет Ленина». А сама Ефимовна всю жизнь трудилась в местном колхозе. Живет она в старой хате с вросшим в землю фундаментом, с потрескавшимися от времени бревнами сруба. В это трудно поверить, но за те 15 лет, сколько я знаю Ефимовну, в городе, до которого рукой подать, она была раза два – три. Иногда лишь она выбиралась в баркановский магазин да совсем редко – в Стрельниково, навестить сестру Надю, которая приезжает на лето из Питера. Причем ходит в Стрельниково Ефимовна кратчайшим путем: мимо озера, через холм, где когда-то располагалась ее родная деревушка. Какие мысли у нее возникают при этом?.. Невозможно было представить Ефимовну сидящей без дела. Сухощавая, подвижная, она постоянно была в работе: копалась в огороде, косила сено, секла хряпу для поросенка, таскала траву для коровы. И только в редкие минуты отдыха, под вечер, присядет, бывало, Ефимовна на завалинку с соседкой Аллой Андреевной Климентенок и затянет старинную тягучую песню, печальную, как сама многотрудная крестьянская жизнь. От буренки она отказалась совсем недавно. Почти до 80 лет, из года в год, она обеспечивала животное кормом, ухаживала за ним. Причем, считай, одна. Так уж вышло, что довелось Ефимовне вековать свой век одной… Сильно подкосила ее смерть любимого племянника Генки, умелого тракториста, который был ей за сына. «Скоро и я пойду в Синютино», - стала поговаривать старушка, имея в виду тамошнее кладбище. И все-таки старушка не одинока. Частенько к ней заходит посудачить Андреевна, иногда навещает вдова Геннадия, Паша. Забегают его дети. А их трое: Вася, Максим и Павлик… Приходится удивляться, что в деревне еще есть ребята. В большинстве своем именно крепкие сельские парни, не испорченные городской «цивилизацией» и дурными привычками, пополняют армейские ряды. Мало их осталось. Если уж из городков типа Невеля убегают молодые, что уж говорить про село. Крутятся парни, как могут, чтобы выжить. Кто в Невеле устраивается на грошовую зарплату, кто лес валит… Зачастую ребята проявляют удивительное легкомыслие, присущее только сельчанам. Например, упомянутый выше Вася, несколько лет назад повредивший ногу, не хочет таскаться по поликлинике, чтобы продлить инвалидность. «Не хочу быть инвалидом, - говорит. –Хочу быть как все…». Или Леша Климентенок. Он потерял нужные бумаги, но не желает ходить по инстанциям, чтобы получить денежную компенсацию за Чечню. Одно время Леша трудился в Питере, скопил деньжат на свадьбу и на то, чтобы приодеться. Хотел было снова податься в большой город на заработки, да молодая жена не отпускает. Не без основания считает, что город может испортить. Сколько там сгинуло молодых людей… Быть может, благодаря таким парням и есть еще шанс на возрождение у деревни.

М.МОГИЛЕВКИН.

Добавить комментарий