Пушок и Дружок

 

Комментарии

  • Была такая контора

    • Марина Мартынова, Пе 17.08.2018 20:31
      Здравствуйте, Михаил! Интересная для нас тема о районном узле связи.Хотелось-бы еще что-то узнать ...

      Подробнее...

Невельский репортер

Самые интеллигентные рабочие

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Без преувеличения можно сказать: типография – одно из старейших предприятий города Уже в начале 20 века в Невеле действовали две типографии (как, впрочем, и сейчас)  и даже выпускался журнал «Бодрое слово». (Фото из книги «Невельская старина»). Одна из них находилась на улице Низвальной – сейчас Толстого.

Ну а в моей детской памяти сохранилась та старая типография на Энгельса, которая существовала вплоть до 1975 года. Эта дата памятна мне тем, что в том году я устроился на работу в «Красное знамя» и как раз типография и редакция переезжали на Луначарского. К слову сказать, они  во все времена были родственными предприятиями.  В некоторые советские периоды и ту и другую возглавлял один человек. Потому что основной продукцией районной типографии была, конечно же, газета. Бланки, плакаты, брошюры – это так, побочный продукт.

Это здание помнят многие невельчане старшего поколения. Поликлиника, скорая помощь, санэпидстанция, прокуратура, типография…  Вход в нее находился как раз возле «Запорожца», запечатленного на фото. Когда-то можно было зайти и через арку – там была дверь.

… Вот я, мальчишка, попадаю через эту загадочную дверь в полуподвальное помещение. Сюда привел меня отец, работавший в редакции корректором. Громко стрекочет какая-то диковинная машина. «Это линотип, - объясняет мне отец. – А работает за ним тетя Настя Рогачева»… Тетя Настя вручила  мне на память еще горячую, только что отлитую свинцовую строчку.

Линотип, полагаю, появился в Невельской типографии в начале 50-х годов. До этого все тексты набирались вручную. Представьте: только для одного номера газеты наборщикам нужно было «выловить»  из кассы и уложить в форму тысячи букв – литер. И при этом не допускать ошибок. Недаром во все времена типографские работники, в частности наборщики,  считались одними из самых начитанных и грамотных людей. Но с появлением линотипа-  строкоотливной машины -   у наборщиков работы поубавилось.  А верстал газету метранпаж (этот термин давно исчез из обихода). Вот так выглядел набранный на линотипе текст.

У меня сохранилось несколько отцовских фотографий, и все  сделаны в коллективе полиграфистов, ни одной редакционной. Видимо, чаще отец контачил с рабочими типографии. Некоторых из них помню очень хорошо. Наборщик Илья Андреевич Стрелков жил в соседнем доме, по Ломоносова, у речки. Запомнился печатник дядя Миша Остапенко – веселый украинец  маленького роста, с традиционными «хохлацкими» усиками. Он был человек верующий, и его впоследствии уволили из типографии – как же, идеологический орган! На снимке ниже: слева – И. А. Стрелков, справа М. Остапенко, в середине мой отец. Женщина справа, если не ошибаюсь, наборщица Мария Саплева, мне с ней довелось немного работать. Остальных людей не знаю.

А на следующем фото – тоже типографские работники. Не могу угадать, где сделан этот снимок. Не в Пушкинском ли сквере?  Возле отца – тетя Таня Дмитриева, работавшая тогда бухгалтером. Наши семьи были дружны. Кстати, долгое время бухгалтером в типографии работала Ида Мироновна Креславская. Ну а крайняя слева – Клавдия (вроде Кривоносова). Она жила по Рошаля, 8, у нее был муж Петр, едва передвигавшийся при помощи костылей. Остальных не знаю.

Мне довелось работать с некоторыми из ветеранов-полиграфистов. В начале 70-х типографию возглавил  бывший водитель Семен Аронович Рывкин, которые довольно быстро освоил новое для себя дело. Инженером был  старейший полиграфист Николай Михайлович Ильин, немногословный, несуетливый мужчина. Наладчиком, а прежде печатником работал Петр Крупеня, наборщиками – Евгений и Александра Рельниковы, Ефросинья Яцук, упомянутая выше Мария Саплева, более молодая Светлана Ермолаева. На «чудо-машинах», то есть линотипах, трудились Лидия Долгушева и Евгения Бутятова, на печатной машине – Мария Михайловна Бандурко. Все они прекрасно знали свое дело. На снимке ниже: у линотипа: Е. Яцук, Л. Долгушева, Е. Бутятова. Фото В. Глижинского.

Давно ушла в прошлое профессия наборщика. Линотип сейчас увидишь разве что в музее. При помощи компьютера можно быстро набрать текст  и исправить ошибки,  выбрать любой из множества шрифтов, если надо – сжать или растянуть текст. Не надо ломать голову, как сократить несколько строк.  В общем, праздник, а не работа. А я жалею об одном. Долгое время у меня хранился тот подарок -   свинцовая строчка из линотипа. Но подарок я не сумел сохранить. Из прежних атрибутов остался только строкомер, неизменное «орудие» газетчика и полиграфиста. Как память о былом.

 

М. Могилевкин.

Статья с некоторыми сокращениями опубликована в «Невельском вестнике» №8.

Добавить комментарий